Вклад промысловой и инвалидной кооперации Чувашии в производство товаров народного потребления в 30-х годах XX века

В последние годы у историков, экономистов существенно возрос интерес к кооперативной форме хозяйствования. Многие исследователи считают, что ее возможности и потенциал в советские годы не до конца были использованы. Это относится и к кустарно-промысловой кооперации, а также к кооперации инвалидов, которые прекратили свое существование в 1960 г. в результате принятия 20 июля постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР.
Промысловая кооперация и кооперация инвалидов на протяжении 1930-х го-дов неоднократно меняли приоритеты своего развития, что происходило под непосредственным воздействием государственных решений. В конце 1920-х годов существенным образом изменились хозяйственные условия деятельности кооперации, она стала частью планового сектора экономики. Согласно указаниям Госплана, промысловые системы вынуждены были изменить традиционную сферу деятельности и сократить производство товаров народного потребления. Кооперация превращалась в придаток госпромышленности и пере-ориентировалась на производство строительных материалов, добычу каменного угля и т.д. Перевод промысловой кооперации в первую очередь на производство продукции, необходимой крупной промышленности и строительной индустрии, нарушил традиционно сложившиеся направления деятельности кооперативов и негативно сказался на общей работе кооперации. Так, в Чувашии план производственной деятельности по промыслам, основанным на дефицитном сырье, в первом полугодии 1931 г. был выполнен на 44,5%, на недефицитном сырье всего - на 27,3% [1. Л. 35].

Серьезные изменения в положении промысловой кооперации страны произошли в 1932 г., когда было принято постановление ЦИК и СНК СССР «О перестройке работы и организационных форм промысловой кооперации». Всекопромсовет был объявлен основным производителем товаров народного потребления. Ему предписывалось увеличить долю ширпотреба с 34% до 65% [2, с. 81]. В последующие годы производство товаров народного потребления и оказание различных услуг населению продолжали оставаться одними из важнейших направлений в деятельности кооперативов, что особо подчеркивалось в постановлении «О расширении производства предметов широкого потребления промысловой кооперацией и кооперацией инвалидов», принятом 27 января 1936 г. СНК СССР. В связи с этим целью предлагаемой статьи является выяснение вклада промысловой и инвалидной кооперации Чувашии в производство товаров для населения в 30-е годы XX в. Обращение к истории развития кооперации вызвано также слабой изученностью темы в чувашской историографии. В настоящее время исследователи располагают только несколькими работами, посвященными промысловой кооперации 1930-х годов [3, 17-19]. Среди них особо следует выделить «Историю промышленности и рабочего класса Чувашии», в которой, хотя и кратко, показывается деятельность промысловой кооперации, в том числе и ее роль в производстве товаров широкого потребления. Кооперация инвалидов пока вообще остается вне поля внимания ученых-историков. При написании статьи были использованы данные республиканских газет, статистические источники и архивные материалы, в основной своей массе впервые вводимые в научный оборот.

Уже в начале 1933 г. в отчеты о работе республиканских кооперативных союзов обязательно стала включаться информация о выполнении плановых заданий по производству товаров народного потребления. Материалы этих отчетов свидетельствуют, что кооператорам потребовалось определенное время для переключения своего внимания на производство товаров для населения. Если в I квартале 1933 г. ни одно из республиканских кооперативных объединений не справилось с этими заданиями, то в 1934 г. Чувашпромсоюз - основной производитель товаров для населения - план выполнил на 101% [4. Л. 185]. Кооператоры Чувашии производили самые различные товары: верхнюю и нижнюю одежду, игрушки, канцелярские принадлежности и музыкальные инструменты, кожаную и валяную обувь, гончарную посуду и несложные орудия, необходимые в крестьянских хозяйствах. Кооперативы также оказывали различные услуги населению. К примеру, в 1934 г. они ремонтировали обувь, заготавливали и перерабатывали утиль, открывали прачечные, парикмахерские.
С 1932 г. кооператоры стали ориентироваться не только на производство, но и на реализацию своей продукции, в 1932 г. при 14 артелях Чувашпромсоюза были организованы торговые ларьки. В самом Чувашпромсоюзе появился торговый сектор, задача которого заключалась в организации и развитии розничной торговли товарами широкого потребления, производимыми артелями [4. Л. 200]. Ежегодно происходило увеличение числа торговых организаций в системе промысловой кооперации. В 1935 г. помимо 3 городских магазинов работали 5 ларьков Чувашпромсоюза, 6 ларьков - артелей, 1 постоянный ларек в сельской местности и 15 разовых торговых точек на сельских базарах. В 1939 г. действовало уже 59 различных торговых точек. Сокращалась длительность пребывания товаров в магазинах. В 1934 г. этот показатель составлял 29,7 дня, в 1939 г. - всего 18 дней [4. Л. 203; 5. Л. 6 об.], что свидетельствует о росте востребованности продукции, выпущенной артелями.
Кооператоры постоянно расширяли перечень изготовляемых изделий и услуг, оказываемых населению. В результате в конце 1930-х годов ими было освоено ткацко-прядильное, полиграфическое, черепичное производства, изготовление мягких игрушек, соломенных шляп, бурок из войлока, перламутровых пуговиц, запонок и других видов изделий, ремонт зеркал, часов, музыкальных инструментов, трикотажных и радио изделий. В системе промысловой кооперации функционировали пункты химчистки и окраски изделий, фотографии, парикмахерские. Из общей суммы выработанной продукции Чувашпромсоюзом в 1936 г. продукция ширпотреба составила 60%, в то время как цензовой промышленности - всего около 40%. В 1939 г. доля продукции ширпотреба в общем объеме товаров, произведенных артелями Чувашпромсоюза, повысилась до 91,2% [6, 5. Л. 4]. Существенно возросли показатели в денежном выражении производства товаров для населения. В 1938 г. Чувашдревпромсоюз произвел товаров широкого потребления почти на 5 млн руб., в 1939 г. Чувашпромсоюз - более чем на 25 млн руб. [7, 5. Л. 4].

Промысловая и кооперация инвалидов являлась единственным производителем в республике многих видов товаров для населения. Только кооператоры изготовляли металлические взрослые и детские кровати, вырабатывали льняную и суровую хлопчатобумажную ткани, изготавливали верхний и нижний трикотаж для взрослых и детей, головные уборы, выпускали белье для ново-рожденных. Кооперативные предприятия играли большую роль в производстве хозяйственной веревки, обуви, мебели, взрослой и детской одежды. В 1940 г. артели промысловой кооперации и кооперации инвалидов произвели 83,5% щипковых музыкальных инструментов, 66,9% валяной обуви, 32,5% кожаной обуви, 99,5% ботинок, 91,3% костюмов, 57,6% столов от общего количества выпущенных в республике [8]. Следует отметить, что промысловая кооперация занимала значительное место в производстве товаров широкого потребления во многих регионах страны. К примеру, в середине 1930-х годов по выпуску предметов хозяйственного обихода и культурно-бытового назначения доля московской промкооперации составляла половину (в пределах 50% и более) всей выпускаемой областью продукции, а по производству стройматериалов, одежды и обуви в переделах 25%, т.е. четверти [9, с. 106]. В Западно-Сибирском крае она производила четвертую часть кожевенных изделий, треть головных уборов, две трети музыкальных инструментов, практически ремонтировала всю обувь. В больших количествах промысловые артели выпускали валяную обувь, вату, мыло, бытовые металлические приборы, мебель и т.д. [10, с. 171].
В производстве товаров широкого потребления не все складывалось благополучно. Нарекания у населения иногда вызывало качество производимой продукции. К примеру, в 1932 г. Чебоксарская артель «Кожупряж» стельки к валяным сапогам ставила такого плохого качества, что через несколько недель покупатель приносил обувь на ремонт. Качество изготовляемой обуви, одежды артелей «Красный восход» и «имени Ленина» также часто критиковалось [4. Л. 131]. Проблема качества была остра в начале 1930-х годов и на государственных промышленных предприятиях. На нее были вынуждены обратить внимание государственные и партийные органы страны. Пленум ЦК ВКП(б), проходивший с 28 сентября по 2 октября 1932 г., предложил «ввести обязательное клеймение продукции производства ширпотреба как по линии госпромышленности, так и по линии промкооперации» [11, с. 431]. Для борьбы с производством бракованной продукции во всех артелях и промколхозах в годы первой пятилетки были созданы бракеражные комиссии, а при Чувашпромсоюзе стало действовать производственное совещание по вопросам качества. С 15 марта 1933 г. обязательное клеймение выпускаемой продукции было введено во всех артелях Чувашстройпромсоюза, что способствовало повышению ее качества. Процент брака был сокращен до 2-5% при производстве кирпича и до 1-2% по гончарным изделиям [12. Л. 264 об.].

8 декабря 1933 г. СНК СССР принял постановление о повышении ответственности руководителей предприятий за выпуск некачественной продукции. В кооперации развернулась широкая массовая кампания за качество продукции промартелей, были проведены показательные суды над артелями-бракоделами, организована всесоюзная радиоконференция [13, с. 277]. С целью поощрения кооператоров к выпуску высококачественной продукции в системе Чувашпромсоюза было принято решение о введении дифференцированной оплаты труда. За производство продукции II сорта рекомендовалось выплачивать 85% заработной платы, за III сорт - 70-50%, за производство бракованных товаров - вообще лишать заработка [4. Л. 131]. Однако, несмотря на принятие такого достаточно строгого решения по отношению к бракоделам, на протяжении 1930-х годов руководству кооперативных союзов Чувашии постоянно приходилось обращать внимание на данный вопрос, так как не во всех артелях оно неуклонно выполнялось. К примеру, в 1936 г. в общем объеме выпущенной Чувашпромсоюзом продукции товары I сорта составили 85,2%, II сорта - 3,4%, III сорта - 0,34% и IV сорта - 0,05% [14. Л. 5]. С целью повышения качества выпускаемой продукции Чувашкоопинсоюз организовывал специальные выезды специалистов в артели и проводил семинары с бригадирами и завпроизводствами артелей.

К сожалению, не всегда руководители артелей и кооперативных союзов с должной ответственностью относились к выпуску товаров для населения. Чувашкоопинсоюз, начиная с 1936 г. стал ежегодно выполнять годовые задания, а вот с планами производства товаров широкого потребления не справлялся. Чувашкульпромсоюз, выполнив план 1934 г. на 139,8%, планы по корзиноплетению и лаптеплетению не выполнил [15. Л. 11]. Нежелание широко заниматься производством товаров для населения объяснялось убыточностью некоторых производств. К примеру, себестоимость производимого кооперативами в 1936 г. кирпича обходилась в зависимости от расстояния доставки дров, состояния промфонда и т.д. от 106 руб. до 120 руб., а реализовался он по нарядам Госплана ЧАССР по цене в 72 руб. за тысячу штук. Следовательно, Чувашпромсоюз только от кирпичного производства получил убытка в сумме 177 тыс. руб. На расширенном заседании правления Чувашкульпромсоюза 6-7 февраля 1935 г. председатель правления И.А. Антонов, подводя итоги работы союза в 1934 г., отмечал: «Цены на изделия, производимыми артелями Чувашкульпромсоюза, по сравнению с 1933 г. остались на прежнем уровне, а вот сырье значительно подорожало» [15. Л. 12]. Необходимо указать и на издержки, связанные с формированием плановой экономики, когда на складах артелей Чувашлеспромсоюза из-за отсутствия подвижного состава на железнодорожных станциях складывалось большое количество произведенных и готовых к отправке за пределы республики, согласно плану работы союза, бочек, пиломатериалов и некоторых других изделий, в то время как в Ядрине, Шумерле и других населенных пунктах почти невозможно было достать кадок, бочек, телег, саней.

Таким образом, промысловая и инвалидная кооперация Чувашии в 1930-х годах постоянно увеличивала объемы производства товаров широкого потребления, расширяя ассортимент, заботясь о повышении их качества, но ее возможности все же не позволяли в полной мере обеспечивать потребности населения. В частности, в обороте Чувашсоюза и Чувашторга товары местного производства в 1940 г. занимали всего 10% [16]. При этом кооперация в значительной степени удовлетворяла местную потребность в производстве и ремонте обуви, в предметах деревообрабатывающей, мебельной, ремонтно-пошивочной, пищевой и других отраслей. Вклад кооперации в обеспечение населения товарами повседневного спроса был бы более значительным, если бы не проявлялись некоторые негативные последствия складывающейся плановой системы экономики. Следовательно, потенциал кооперации в деле решения такого важного вопроса, как производство товаров народного потребления, не был использован в полной мере.

Вязова Ольга Георгиевна - кандидат исторических наук, доцент, докторант кафедры археологии, этнографии и региональной истории, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары.

Литература и источники

1. Государственный архив Чувашской Республики (далее ГИА ЧР). Ф. 143. Оп. 1. Д. 1299.
2. Назаров П.Г. История Российской промысловой кооперации. 1799-1960 / П.Г. Назаров. Челябинск, 1995. Ч. X. 139 с.
3. История промышленности и рабочего класса Чувашии. Ч. первая. 1861 г.-июнь 1941 г. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1978. 237 с.
4. ГИА ЧР. Ф. 143. Оп. 1. Д. 1486.
5. ГИА ЧР. Ф. 143. Оп. 1. Д. 2260.
6. ГИА ЧР. Ф. 872. Оп. 11. Д. 970. Л. 55; Ф. 143. Оп. 1. Д. 2024. Л. 5; Ф. 203. Оп. 2. Д. 1132. Л. 101.
7. Красная Чувашия. 1939. 8 февраля.
8. ГИА ЧР. Ф. 872. Оп. 24. Д. 1289. Л. 23 об., 24, 24 об., 25. Подсчет наш.
9. Никонов И.И. Кооперация России в 30-е годы / И.И. Никонов. Кострома: Изд-во КГПУ им. Н.А. Некрасова, 1997.
10. Николаев А.А. Промысловая кооперация в Сибири. 1920-1937 гг. / А.А. Николаев. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1988.
11. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). М.: Политиздат, 1984. Т. 5. 1929-1932.
12. ГИА ЧР. Ф. 202. Оп. 1. Д. 89.
13. Егоров В.Г. Отечественная кооперация в мелком промышленном производстве. Становление, этапы развития, огосударствление (первая треть ХХ века) / В.Г. Егоров. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2005.
14. ГИА ЧР. Ф. 143. Оп. 1. Д. 2024.
15. ГИА ЧР. Ф. 203. Оп. 2. Д. 724.
16. Красная Чувашия. 1941. 29 января.
17. Вязова О.Г. Жилищно-коммунальная кооперация Чувашии 20-30-х годов ХХ века: организационная структура и взаимоотношения с властью / О.Г. Вязова // Вестник Чувашского университета. 2006. № 1. С. 37-49.
18. Риманов И. Кустарная промышленность и промкооперация Чувашреспублики / И. Риманов // Чувашское хозяйство. 1930. №1(5). С. 86-97.
19. Иванов Г.И. Социалистическое преобразование мелкокустарного производства в годы первой пятилетки / Г.И. Иванов // История, археология и этнография Чувашской АССР. Труды / ЧНИИ. Чебоксары, 1975. Вып. 56. С. 32-51.


Просмотров: 2425

Источник: Журнал "Вестник Чувашского университета", Выпуск N3, 2009 г.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X