Нижегородская милиция при Временном правительстве на страже города

Свержение монархии в России привело к невиданной ранее ломке государственного аппарата, в том числе и карательного. Но, несмотря на все трудности, первые милиционеры в тяжелейших условиях смогли остановить вал преступности в Нижнем Новгороде.

Первое, что сделал вновь испечённый орган власти под названием Городской исполнительный комитет, это аресты всего жандармского управления и городского исправника Н. Ф. Высаковского и чинов администрации. Следующим шагом стало разоружение сотрудников полиции. Для воюющей страны шаг преступный, но разбушевавшуюся интеллигенцию остановить было некому. Проводилось разоружение стихийно, путём погромов, исчезнувшим оружием поживилась в основном рабочая милиция и уголовники - ни те, ни другие его не сдали новым властям. Самое интересное, что когда летом 1917 года стал остро вопрос о противодиверсионных мероприятиях на оборонных заводах, про рабочую милицию, имевшую на территории губернии до 3000 человек с оружием, никто и не вспомнил, так как все понимали, что это военное формирование левых партий. Стоит отметить, что день Нижегородской милиции отмечался раньше, чем по всей стране, потому что в 1905 году в Сормове создан первый отряд рабочей милиции для охраны порядка в посёлке. Но, во-первых, основная цель была в охране политических сходок от полиции и жандармов, а потом уже всё остальное, а вообще, данная милиция являлась незаконным вооружённым формированием, члены которого убивали полицейских, жандармов и солдат, применяя в том числе и взрывные устройства, но местному руководству МВД было виднее, от кого вести свою родословную.

Для поддержания порядка в городе появляется должность Начальника охраны города, на которую городская Дума выдвинула командира 671 дружины государственного ополчения Степанова Евгения Фёдоровича. Несмотря на появление с начала марта Нижегородского Управления по делам милиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан, к Степанову Е. Ф. до конца его работы в должности начальника милиции иногда различные документы направляли как Начальнику охраны города.

К октябрю 1917 года Степанов просит заменить его на его посту и 1 сентября Городская Дума утверждает Бабакова Василия Михайловича. По убеждениям он был социал-революционером и являлся членом центрального исполнительного комитета совета рабочих и солдатских депутатов. Воевал и дослужился до чина ефрейтора, после комиссования из армии занимался музеем земства, профессор. Достаточно быстро сориентировался в обстановке и вплотную занялся дисциплиной вверенных ему подчинённых. Кроме общего контроля над работой милиции, Нач. милиции подписывал рецепты на покупку яда для травли грызунов, прошения на право управлять велосипедом в городе, выдавал разрешения родственникам арестантов на свидания. Также без его разрешения бывшие жандармы не могли приехать или покинуть Нижний Новгород.

А.Н. Анисов
А.Н. Анисов

Своим заместителем Степанов Е. Ф. попросил назначить офицера конно-полицейской стражи Анисова Александра Николаевича. Городская Дума согласилась с этой кандидатурой ввиду тяжёлой обстановки в городе. Состав новой милиции временное правительство отдало на откуп городским властям и комиссарам, также на их плечи легли заботы о содержании, вооружении и обмундировании городской милиции. В результате милиция оказалась без транспорта, лошадей и служебных собак. 26 мая начали выдавать милиционерам фуражки с красным верхом, при этом изымая повязки, но фуражек было мало.

Новую форму городских милиционеров, на манер западноевропейской, Городская управа утвердила в середине сентября 1917 года, но пошить её не успели. Дальше всех пошло руководство Нижегородской ярмарки, уже летом 1917 года, для Ярмарочной милиции, был пошит комплект милицейской формы. В него входила фуражка, пошитая на французский манер, на которой находился табельный номер милиционера. Шинель для Ярмарочной милиции, что удивительно, имела погоны армейского образца, а петлицы были размером немного больше, чем были приняты в армии и бывшей полиции. Офицеры, возглавлявшие команды прикомандированных солдат, остались в своей старой форме, но на тулье фуражки появился значок «НЯМ», а на левом рукаве милиционеров повязка «НЯМ», что означает Нижегородская ярмарочная милиция. Офицеры, переведённые на должности в Ярмарочную милицию, имели на петлицах специальные значки.

Возглавил Ярмарочную милицию бывший секретарь прокурора Нижегородского окружного суда, а затем комиссар 1 части А. Д. Долгов. Старшим помощником назначили прапорщика М. С. Кондратьева, а младшими помощниками стали К. Н. Спасский и А. Г. Прозоровский. В 1 участок начальником назначен И. И. Смирнов, а его помощниками Попов и Иванов. Во 2 участок начальником пришёл прапорщик Глазунов, а помощниками стали Хвощёв, Хирилов и Пакульский. В 3 участок начальником назначили штабс-капитана Фёдорова, а помощниками Колпинского и Сластова. Штат ярмарочной милиции сформировали к 16 июля 1917 года не весь: из 120 человек, было назначено всего 90 милиционеров. Нехватку милиционеров, как всегда дополняли прикомандированными в милицию подразделениями солдат местного гарнизона. Самое интересное, что в апреле 1917 года штат Ярмарочных милиционеров состоял всего из 8 человек и отряда солдат присланных к ним в помощь. В отличии от довоенных лет торговля шла вяло, мошенники всё чаще рядились под военных интендантов.

Имущество полицейских и жандармских частей Губернский комиссар Демидов передал милиции лишь 16 мая 1917 года после погромов полицейских участков, при этом выведя всех бывших полицейских за штат.

В военное время большую часть задач милиционеры получали от центральных властей, центрального военно-регистрационного бюро (контрразведка) – оно, например, поручало розыск сбежавших военнопленных, дезертиров и иностранных шпионов. Несмотря на это, Военное ведомство не хотело передавать оружие даже старых образцов на бесплатной основе. Более того, 8 мая всех годных по здоровью полицейских призывали в армию.
В это же время начался разгул преступности в Нижнем Новгороде и его пригородах. За март 1917 года зарегистрированы 129 простых краж, 81 кража с взломом, 40 краж на сумму свыше 300руб., 3 грабежа и 4 убийства - список явно не полный, так как во время погромов полицейских участков учёт преступлений не вёлся. Самое большое количество преступлений зарегистрировано 29 и 31 марта: в день по 15 случаев. За апрель 1917 года зарегистрированы простых краж 129, краж с взломом 56, краж на сумму свыше 300 руб. 40, грабежей 6 и убийств 2. В мае 1917 года наблюдается некоторое снижения числа преступлений: так, простых краж зарегистрировано 80, краж с взломом 61, краж на сумму более 300руб. 31,грабежей 2, убийств не зарегистрировано.

Со дня переворота по 15 мая основную охрану объектов и правопорядка несли воинские команды и студенты. Работа в 4 городских полицейских участках велась под руководством мировых судей - шаг, несомненно, правильный в той обстановке. До конца марта работали отдельные полицейские, составляя протоколы о происшествиях и проводя дознания: Полицейский надзиратель Быстрицкий, помощник пристава 1 участка Медведев и полицейский пристав Чириков. Полицейский пристав Балбуцкий, помощник полицейского пристава Соколов и полицейский надзиратель Терраво за активную работу получили должности помощников комиссара и продолжали выполнять свои обязанности и в апреле 1917 года.

Много усилий начальник охраны города приложил, чтобы провести расчёт с бывшими сотрудниками полиции, поскольку частные приставы и фабричные полицейские, охранявшие банки и пароходства, оплачивались этими обществами. Интересно, что должность комиссара и начальника участка совмещать запрещалось циркуляром от 14 июля 1917 года, то есть комиссар являлся лицом надзирающим, комиссару предоставлялась отсрочка от призыва в армию, если у них не было офицерского звания. На своём посту весь 1917 год в уголовно- сыскном отделении трудились начальник сыскного отдела Левиков Георгий Степанович и помощник начальника Григорий Иванович Лазарев, будущие организаторы уголовной милиции и советского уголовного розыска. Понимая, что одними патрулями с преступностью бороться нельзя, Степанов просит городскую думу освободить от призыва в действующею армию чинов сыскной полиции и в апреле на свой страх и риск принимает в штат сыскного отделения бывших полицейских: Куклева П. И., Костерина Г. С., Барановского П. Ф., Смирнова П. И., Гулякова А. А., Киселёва М. С., Заргаров В. И., Лиса С. Я. и прикомандирует к сыскному отделу бывших наружных полицейских: Пузырёва М. В., Маврина М. Л., Трохимчука Р. Р. , Стецюка М. Ф., Жмойдзяка К. А., Добротворского Н. А., Эрастов А. С. В дальнейшем МВД 17 апреля 1917 года освобождает всех чинов сыскной полиции перешедших в милицию от призыва до дальнейших распоряжений.

Александр Сергеевич Эрастов с женой и родственниками перед февральской революцией
Александр Сергеевич Эрастов с женой и родственниками перед февральской революцией

Сыскная полиция существовала вплоть до 23 мая 1917 года, большая часть сотрудников оставалась работать на своих местах, несмотря на тяжёлые обстоятельства. Переименование сыскной полиции в Уголовную милицию произошло 24 мая 1917 года, при этом понятие сыскная полиция встречалось при обращениях в сыскной отдел до марта 1918 года. Этот костяк из чинов сыскной полиции в дальнейшем перейдет работать и в советский уголовный розыск, где даже сумеет переломить тяжёлую ситуацию 1918 года, резко снизив количество тяжких преступлений в городе уже в 1919 году. Ценил их и новый Начальник милиции и городская дума, жалование у сыщиков были самые высокие: Начальник отдела 233 руб, пом. Начальника 200 руб, чиновники 1 разряда 95 руб. и чиновники 75 руб. К июлю 1917 года после прибавок жалование составило: Нач. уголовной милиции 400 руб., помощник начальника 300 руб., чиновники 1 разряда 250руб, чиновники 2 разряда 200 руб, прикомандированные милиционеры 100 руб. Остальной состав милиции первоначально набрали из студентов и гимназистов, набралось их 540 , по 15-20 человек в отряде.






Фото первых студентов-милиционеров. Фонд ГарХаДНо.

Вот яркий пример такой службы: 6 марта 1917 года 15-20 гимназистов 15-16 лет, с винтовками без патронов и повязками городской милиции, но без документов пытались ночью ворваться в публичный дом, на улице Ковалихинской. Дозор 185 пехотного запасного полка прекратил эту вакханалию. На вопрос старшего дозора о своём поведении, гимназисты сослались на устное распоряжение Начальника милиции о проверке данного публичного дома на предмет беглых арестантов. При попытке старшего дозора найти телефон для выяснения данного вопроса, ватага гимназистов разбежалась. Кстати днём эти ребята бойко проверяли все казённые учреждения города, с целью надзора за снятием портретов Николая второго и старых гербов. Только городской архив, расположенный в башнях кремля, до 26 мая разграблялся три раза.

Ситуация усугублялась тем, что 1 марта первая городская тюрьма была взята штурмом толпой, руководимая местным большевиком Дунаевым Евлампием Александровичем, освобождено было 1000 осужденных. Но уже 2 марта, при помощи юнкеров из учебного батальона, задержанными оказались 650 освобождённых заключённых уголовников (источник: ГКУ ГОПАНО фонд: 1866 оп. 1 дело 133).

Евлампий Александрович Дунаев
Евлампий Александрович Дунаев






С 13 марта общее число военнослужащих, привлечённых к несению милицейской службы, равнялось 220 солдат при 4 офицерах, причём в марте в документах проскальзывало название: «солдатская милиция». Так 18 марта Нижегородский гарнизон выделил солдат для нужд милиции: 62 запасной пехотный полк - 115 солдат, 183 запасной пехотный полк - 48 солдат, 185 запасной пехотный полк - 32 солдата, 671 дружина государственного ополчения - 1 ратника, 1 нижегородская команда выздоравливающих - 24 солдата. В дальнейшем личный состав милиции Степанов старался набирать из бывших солдат, комиссованных из армии по здоровью, но набирали и из горожан. Городская Дума утвердила штат городской милиции в 280 младших милиционеров, 16 старших, 4 начальников участков не считая уголовно-сыскного отдела и служащих канцелярии. Нижегородский совет рабочих и солдатских депутатов запретил работать в народной милиции уже принятым в штат бывшим чиновникам полиции, кандидатуры которых утвердил даже губернский комиссар.


62й пех. полк выделяет солдат для прохождения службы в рядах милиции. VI рота 62 пех. полка. 6-й слева - командир роты Лютер,

В милицейскую канцелярию набирали и женщин, первой женщиной принятой 15 апреля стала Керсицкая Чеслава Генриховна. Одному старшему милиционеру подчинялось до 20 младших. В начале работы в 4 участке ВРИО начальника участка Ребровский В. Н., социал-революционер по убеждению, ввёл выборность командиров среди 52 младших милиционеров и старшим они не подчинялись. Но вся эта вольница кончилась при назначении нового начальника вместо мирового судьи.

Город делился на четыре участка. На территории 1 участка проживало 44063 человек, на территории 2 участка 37019 человек, на территории 3 участка 21091 человек и на территории 4 участка 24548 человек. Чиновники сыскного отделения делились на 1 и 2 разряд. Оклад милиционеров начинался от 40 рублей. Для примера, по постовой ведомости 2-го участка в день на пост выставлялось 90 милиционеров, по 3 сотрудника на пост. Впоследствии при каждом участке из свободных от несения постовой службы милиционеров создавалась дежурная часть из 5 сотрудников для реагирования на экстренные вызовы. Поскольку военные не передали оружие на нужды милиции, первоначальное вооружение состояло из револьверов, шашек и винтовок типа берданка или других иностранных образцов. Для милиционеров проводились занятия курсом в 6 недель в Народном университете. Так, курс уголовного судопроизводства вёл товарищ прокурора города Щёкин.

3 июня 1917 г. Инструкция по применению оружия милицией
3 июня 1917 г. Инструкция по применению оружия милицией

Перед появившейся милицией сразу же стали ставить тяжёлые задачи. Начались массовые побеги австрийских пленных, прикреплённых к работам, и продолжались они весь 1917 год. Особенно хорошо устроились пленные польской национальности - в польских комитетах им выдавались документы, как уроженцам польских территорий, входящих в состав Российской империи. Также от милиции требовали проверять средства, расходуемые на содержание военнопленных, и контролировать их по месту жительства и работы. Уже 30 июня 1917 года пришёл циркуляр об усилении надзора над пленными - все пленные, праздно шатающиеся по городу, должны были задерживаться, также к этому надо прибавить сотни ориентировок на уже сбежавших пленных со всех концов империи, включая побеги и в Нижегородской губернии. При этом милиция должна была содействовать Румынской, Итальянской и Сербской военной миссиям в вербовке солдат среди австрийских военнопленных данных национальностей и направлять граждан Великобритании призывного возраста в Английскую военную миссию для прохождения военной службы. У граждан Румынии, эвакуированным вглубь России, надо было изымать бумаги и документы государственного значения.


Нижегородская ярмарочная милиция, из прикомандированных солдат в новой милицейской форме, конец август-сентябрь 1917 г. Фото из фонда ГАрхАДНО

Также в обязанности милиции входило сообщать консулам иностранных государств о смерти их подданных. При задержании китайских граждан для установления личности Российская миссия в Пекине требовала к фотографии задержанного прилагать написание имени иероглифами. Бывали и такие циркуляры: от 26 мая 17 года Сербской королевской военной мисси о розыске военного врача Льва Рабиновича, похитившего 210 франков из кассы 8 колониального полка в Тулоне и скрывшегося на территории России. Но наиболее тяжёлое положение сложилось с амнистированными уголовниками. Основным условием амнистии являлось явка этих лиц к месту прохождения военной службы, всех неявившихся на 17 марта 1917 года необходимо было задерживать. 19 июля 1917 года пришёл циркуляр об усилении охраны фабрик и заводов, ввиду возможных терактов со стороны немецкой агентуры. Как всегда создали комитет по охране заводов и фабрик КПОБПЗ, приняли решения об усилении ограды вокруг объектов, введения строгого пропускного режима, включая и ввозимые товары на территорию, усиления сторожевой охраны. Дальше всех пошёл завод «Фельзеръ и Ко», который озаботился созданием фабричной милиции и даже просил 13 мая разрешения на закупку патронов для оружия. Остальные же даже не пошли на увеличение содержания сторожам, хотя у многих оклад не дотягивал до прожиточного минимума.

Но не всегда заводские районы попадали под охрану только заводской рабочей милиции. Например в Сормово практически одновременно появилась Сормовская рабочая заводская милиция и начал действовать Сормовский комитет безопасности и правопорядка. Поскольку революционного элемента в комитете хватало, туда вошли и представители заводской рабочей милиции и стали координировать свои действия. А 21 марта 1917 года члены комитета сумели получить 5000 рублей с заводоуправления Сормовского завода, для создания структур правопорядка в Сормово.


Значок члена Сормовского комитета общественной безопасности и порядка. Фонды ГКУ НГИАМЗ ВР1424.

Дополнительную работу для милиции придумывали и всевозможные исполнительные комитеты советов рабочих, солдатских и матросских депутатов. Сормовское бюро совета рабочих депутатов потребовало 24 апреля 1917 года выдачи им огнестрельного оружия, но в милиции даже сотрудникам его не хватало, и товарищам отказали. Севастопольский комитет советов депутатов посылал в милиции разных городов запросы об аресте пристава Малярчука, Выборгский совет солдатских и рабочих депутатов требовал арестовать бывшего начальника Выборгской жандармерии полковника Кунакова Николая Ивановича.

С 27 мая Городская Дума запретила заниматься извозом тем извозчикам, которые получили свои знаки до 1917 года. Мало того, что они не платили налогов, но без знаков было трудно установить экипаж, совершивший наезд на пешехода. Кроме этого местные законодатели привлекли помощников начальников участков с 8 по 12 ноября к осмотру экипажей и упряжи легковых извозчиков, для предотвращения эксцессов по причине технических поломок. С 15 ноября 1917 года все извозчики, проезжающие без номеров, подлежали задержанию.

Постоянными местами присутствия милиционеров стали рынки. Во время войны было запрещено торговать спиртными напитками, спекулировать продуктами, в задачу милиции входило надзирать за таксой на продукты. Милиция должна была бороться с продажей и изготовлением самогона, изымать поддельные рецепты врачей на спиртное, так к 4 октября изъято много поддельных рецептов на имя доктора Батурина, изымались и самогонные аппараты. С 16 июня 1917 года милиция содействовала губернской и городской продовольственной управам. Резко осложнило ситуацию нехватка хлеба, особенно в пригородных деревнях. Так 30 июня 1917 года жители пригородных деревень прибыли в Нижний Новгород к уездной, а затем к губернской продовольственной управе с лозунгами «Народу хлеба». Захватив члены управа Ракова толпа направилась в 1й участок милиции, куда его и сдала. Милиционеры вызвали воинские наряды и толпа понемногу успокоилась. Поскольку толпа намеревалась произвести самочинные обыски на предмет скрытия продовольствия, милиционеры сами начали производить обыски у подозреваемых в сокрытии продовольствия. По просьбе милиционеров 1 июля 1917 года 1, 2 и 4 участку были выделены армейские команды по 50 солдат на участок. Обыски были продолжены, к ним присоединились представители советов солдатских и рабочих депутатов. За два дня было проведено до 20 обысков, ещё больше обысков провела сама толпа недовольных. Обнаруженное продовольствие сдавалось в губернскую и городскую продовольственную управу.

Нижегородская милиция 1917 г.

20 июля пришло прошение на имя начальника милиции, в котором просят выделить милиционеров, чтобы оградить мытный рынок от мелочных торговцев, которые не платят аренду. С 29 июля милиция проводит мероприятия в пригороде города для предотвращения скупки продовольственных товаров спекулянтами у крестьян.

Не обходилось и без серьёзных конфликтов, освещённых в прессе. Крупный скандал произошёл между милиционерами 4 участка, осуществлявшими охрану правопорядка на базаре и начальником продовольственной комиссии Незнамовым. В июне 1917 года милиционеры отказались арестовывать ряд торговцев, посчитав предъявленные требования продовольственной комиссии к торговцам необоснованными, а арест противозаконным - газеты сразу начали поливать грязью новоиспечённую милицию. В остальном милиция весьма часто проводила обыск совместно с членами продовольственной комиссии по факту сокрытия продуктов, причём по инструкции проводить обыск самостоятельно, без членов продкомиссии милиционерам запрещалось.

Полковник Верховский Александр Иванович
Полковник Верховский Александр Иванович

Яков Зиновьевич Воробьёв
Яков Зиновьевич Воробьёв

Упомянутая ранее заводская рабочая милиция действительно охраняла заводы, рабочие посёлки и переправы и даже финансировалась на деньги заводовладельцев. Правда вот на собрании 26 мая 1917 года Канавинской заводской милиции, кроме задачи по охране граждан, была поставлена и другая, присматривать за контреволюционном движении и быть готовыми выйти на баррикады. Вот один из эпизодов, связанных с рабочей милицией: 6 июля 1917 года в Нижний Новгород вошёл отряд полковника Верховского, для возврата власти в городе Временному правительству и наведению порядка в запасных частях. На базе Канавинской заводской рабочей милиции Яков Воробьёв создал отряд красногвардейцев в 400 бойцов. Львиною долю оружия заводская милиция получила от временного комитета, созданного восставшими солдатами 5 июля 1917 года. Правда в воспоминаниях старых большевиков (1933 г.) промелькнул эпизод о передаче 200 винтовок Канавинской заводской рабочей милиции в обмен на усмирение Борских солдаток, захвативших продовольственную управу. Там же обнародовали фамилии военных передававших оружие заводской милиции: из 62 запасного пехотного полка командир Грачёв и Онохин, из 183 запасного пехотного полка Маслов и интендант Ковальский. Оружие у восставших солдат запасных полков Нижегородского гарнизона хватало, поскольку они 5 июля с боем разоружили юнкеров Алексеевского училища и солдат учебной команды 56 полка, которые прибыли, для сопровождения 62 п.з.п. на фронт. А на площади перед Нижегородским кремлём разоружили юнкеров Нижегородского подготовительного батальона1.

Ревком направил отряд рабочих завода Добровых и Набгольц, в количестве 100 бойцов в Нижегородский кремль для охраны Дворца Свободы. Ещё 200 заводских милиционеров с заводов "Фельзер" и "Новая Этна" должны били взять в городе под охрану учреждения, а отряд Евгения Решина, до 100 человек на охрану плашкоутного моста через Оку и патрулирования самого Канавина. Узнав о прибытии в город правительственных войск Яков Воробьёв приказал отряду Решина прибыть в Кремль для охраны Ревкома. Подойдя к кремлю, заводские милиционеры были окружены полусотней казаков и двумя броневиками. На требования казачьего офицера разоружить отряд, Решин резонно заявил, указывая на красную повязку Канавинской Заводской Рабочей Милиции, что вызван для патрулирования улиц и охраны общественного порядка, а оружие сдать не может, так как проходит оно по милицейским спискам. Во избежание кровопролития казачий офицер отпустил их с миром. Отряд Решина разоружился на территории кремля, а оружие это пролежало в тайниках до октября 1917 года.

Впоследствии следственная комиссия установила, что в ночь на 5 июля 1917 года всего в городе погибло трое юнкеров, а именно Фомин, Новик и Страздинь. Наступило 9 июля, полковник Верховский покинул Нижний Новгород, оставив экспедиционные силы под командование начальника гарнизона, прапорщика Б. Н. Змиева. В ночь на 9 июля 1917 года начальник гарнизона совместно с Нижегородской народной милицией провёл облаву. Было задержано 268 человек, из которых 95 оказались дезертирами, а 25 уголовным элементом. Остальные были подозрительные элементы у которых не оказалось документов. В одной только Молитовке задержано 40 человек. В притонах на Миллионной улице изъято много денатурату и спиртного. Возможно, задержанных могло быть и больше, но днём по Миллионке катался бронеавтомобиль, этот факт сильно напугал криминальный элемент.
20 июля пришло прошение на имя начальника милиции, в котором просят выделить милиционеров, чтобы оградить мытный рынок от мелочных торговцев, которые не платят аренду.


Е. Г. Решин, командир отряда Канавинской заводской рабочей милиции


Удостоверение члена заводской рабочей милиции. ГКУ ГОПАНО фонд 7856

Дореволюционная карта Нижнего Новгорода
Дореволюционная карта Нижнего Новгорода

С 30 июня 1917 года Городская дума привлекла милицию к борьбе с эпидемиями - милиционеры должны были держать надзор за хранением продуктов в торговых лавках. Также милиционеры должны были следить, чтобы чайные 3 и 4 разряда закрывались ровно в 8 часов вечера, виновных привлекали по ст. 29 Устав о наказаниях налагаемых Мировым судьёй. С 14 сентября милиционеры должны были изгонять коз и коров из общественных садов и парков.
Приказом от 13 октября обо всех нарушениях в сфере продажи табака милиционеры начали составлять протоколы и направлять их в Губернское акцизное управление. С 15 октября 1917 года 1 участок выставлял милиционеров в местах выдачи продовольственных карточек, кроме того в этот день Нач. милиции поставил вопрос о закрытии четырёх трактиров как создающих вокруг себя негативную обстановку, поскольку вокруг них постоянно происходили грабежи и кражи. 13 ноября милиционеров прикомандировали на рынки для ловли бродячих собак. Ещё одним местом, куда выставлялись наряды с 26 июня, были кинематографы, милиционеры должны были контролировать репертуар, чтобы там не показывали фильмов антиправославной направленности и сообщать о нарушениях в прокуратуру. Кроме того в Сочельник и в Рождество Христово милиционеры следили, чтобы в городе не проводились увеселительные мероприятия. 2 сентября новый Начальник милиции Бабаков В. М. освободил всех милиционеров иудейского вероисповедания от работы в дни еврейских религиозных праздников.

С осени 1917 года ежедневные наряды выставлялись в цирке и театре с целью поддержания порядка. Боролась милиция и с нерадивыми ассенизаторами, которые при своём движении по ночам часто расплёскивали нечистоты на дорогах города. Уже 1 июля 1917 года в связи с произволом ассенизаторов Нач. милиции приказал задерживать виновников в случае создания ночного шума или расплёскивания нечистот. С 12 декабря 1917 года арестованных ассенизаторов доставляли для разбирательства в канцелярию к Нач. милиции. Забегая вперёд, надо сказать, что борьбой с ассенизаторами милиция продолжала заниматься с переменным успехом до конца гражданской войны.

Другой заботой милиционеров стала не уборка мусора и снега домовладельцами с прилегающих территорий. Уже 8 ноября Бабаков В. М. приказывает разобраться с домовладельцами, не убирающими снег и не посыпающими песком лёд. 16 декабря начальнику 1 участка из-за отсутствия надзора за уборкой тротуаров получен выговор. К 19 декабря ситуация с уборкой снега на тротуарах настолько осложнилась, что виновников стали привлекать по 29 ст. Уст. о наказаниях, налагаемых мировым судьёй. Милиционерам приходилось помогать и вагоновожатым трамваев: с 19 августа 1917 года наряды милиции, находящиеся по маршруту движения трамвая, должны были помогать кондукторам предотвращать переполнение транспорта. Приходилось милиции вмешиваться и в имущественные споры. Так, помогая судебным приставам, 21 октября милиционеры приняли участие в выселении общества профессиональных союзов хлебопекарей и кондитеров из незаконно захваченной последними читальни Нижегородского ремесленного общества. Ещё одной проблемой осени 1917 года стала кража фонарей освещения с улиц, только в ночь на 20 ноября с набережной было украдено 28 штук.

Поскольку в ряды милиции попало много случайных людей, с первых дней её существования встал вопрос о дисциплине личного состава. Особенно тяжело было с милиционерами, набранными из горожан и рабочих, не прошедшими воинскую службу. Уже 22 марта в связи с увеличением ночных краж и отсутствием задержанных Степанов ввёл ночные проверки постов, а 24 мая Степанов потребовал проверять посты и днём. Для милиционеров, бросивших ночной пост, на первый раз предусматривался выговор, при повторном случае - увольнение со службы. Уже 26 марта нач. милиции откомандировывал проштрафившихся солдат с целью их замены более дисциплинированными.

Документ с которым гражданин устраивался в милицию временного правительства.
Документ с которым гражданин устраивался в милицию временного правительства

С 26 мая начальники участков должны были проверять наличие документов у сотрудников, находящихся на дежурстве. Кроме этого 27 мая всем начальникам участков запрещалось использовать в качестве курьеров постовых милиционеров. 1 июня 1917 года начальник милиции города издал циркуляр начальникам участков о присутствии начальников участков на занятиях с милиционерами и о контроле точного времени нахождения милиционеров на рабочих местах. Занималась дисциплиной в Нижегородской милиции и Прокуратура - 8 августа сотрудники прокуратуры обратили внимание начальника милиции на небрежное несение службы милиционерами. Служебные обязанности милиционеры знали плохо: на посту грызли семечки, общались с женщинами и отходили от поста. 20 августа 1917 года Степанов издаёт постановление о запрете совмещать должности милиционера с другими должностями в других ведомствах.

С 28 августа начальник милиции для усиления контроля за работай участков требовал пересылать сведения о происшествиях в свою канцелярию. Новый начальник милиции Бабакин В. М. стал обращать особое внимание на внешний вид милиционеров, что и отобразил в инструкции начальникам участков 20 сентября. 21 сентября вышла инструкция о недопущении грубостей при приёме заявлений от граждан. С 22 сентября у уволенных милиционеров изымалось в обязательном порядке всё казённое имущество.

Дисциплинарные меры допускались не только к милиционерам, но и к домовладельцам, отказывавшимся в участии в самоохране домовладений - с 22 ноября по ним производилось дознание и они привлекались к ответственности по ст. 29 Уст. О наказаниях, налагаемых Мировым судьёй. Так, 12 октября при грабеже квартиры Алексеева на ул. Малой Ямской милиционер Черкунов не стал преследовать преступников, а ограничился предупредительным выстрелом в воздух, за что и получил выговор. Показательный случай случился 18 октября 1917 года: арестант Соколов И. Н. бежал от милицейского конвоя из трактира, куда они все зашли после вызова к мировому судье. Серьёзные проблемы вызвало самоубийство помощника начальника 4 участка Жоховского Вячеслава - причиной оказалась растрата средств изъятых у подозреваемого Кудельмана.

Прошение на выдачу разрешения езды на велосипеде
Прошение на выдачу разрешения езды на велосипеде

Но были и благодарности отличившимся милиционерам. Так, за сдачу денег, которые вручались сотрудникам в качестве взятки, объявлялась благодарность милиционерам: Лобанову, за сдачу взятки в сумме 50 рублей, 7 сентября милиционеру Русакову, 17 октября сердечную благодарность милиционеру Бобылёву, 30 октября милиционеру Исакову, 20 декабря милиционеру Павлу Кудряшову за сдачу взятки в размере 10 рублей, 29 декабря милиционеру Фёдору Зорину. Кроме того 3 октября милиционерам Ларькову,Цыпанову и Латаеву объявлена благодарность за задержания преступников во время патрулирования, которые через пролом в крыше пытались со склада Фроловых украсть спирт.
На съезде Губернской милиции 30 октября 1917 года были приняты решения о замене ранее судимых милиционеров и принятию на службу бывших полицейских, усилении дисциплины и
субординации.

Для сотрудников предусматривались отпуска обычно сроком 12-14 дней. Октябрьский переворот на Нижегородской милиции отразился не сильно, служба шла своим чередом до начала 1918 года. В октябре последний раз 671 и 672 дружина государственного ополчения откомандировала 6 ординарцев в городскую милицию. 4 октября военный министр принял решение о лишении пайков и денежного довольствия солдат, прикомандированных к народной милиции, эти же решения подтвердили уже после переворота и все полковые комитеты гарнизона. В начале ноября многие милиционеры стали увольняться , а некоторых уволили как не соответствующих своему званию.

Основной набор новых сотрудников шел в основном из солдат 183 запасного пехотного полка. Несмотря на все негативные стороны, дисциплина в милиции к концу 1917 года была выше, чем в армейских частях, особенно после октябрьского переворота. Подготовкой к выборам в учредительное собрание милиция занялась 6 ноября 1917 года.

10 ноября появляется постановление НКВД о рабочей милиции, но в постановлении отсутствовали конкретные формы организации милиции, поэтому до марта 1918 года советская милиция в городе оставалась в штатах народной милиции Временного Правительства. Военное ведомство в этот день издало циркуляр о привлечении запасных частей в помощь милиции. Начальником милиции с 15 ноября введена ежедневная сдача денег, взысканных за день. С 30 ноября 1917 года городская Дума увеличила штат милиции до 330 милиционеров, уголовно-розыскной милиции на 7 чиновников, с общим увеличением окладов. Предусматривались пенсии для семей погибших милиционеров, но вопрос о страховании жизни и здоровья милиционеров снова повис в воздухе. В этот же день Городская управа разрешила Нач. милиции сношения с исполнительным комитетом совета солдатских и рабочих депутатов с целью привлечения воинских подразделений и отрядов красной гвардии и рабочей милиции. Кроме этого было решено усилить охрану складов со спиртом, 12 сторожей принять в штат милиции, спиртное подготовить к уничтожению в случае беспорядков.

В ноябре 1917 года Начальнику милиции приходили прошения от московских, одесских и петроградских милиционеров о переводе в Нижегородскую милицию. Не отставали и армейские офицеры, которые раньше милицейской службы чурались. Судебные органы 8 декабря 1917 года потребовали от аппарата милиции разнести карточки гражданам, имеющим право быть присяжными заседателями до 15 декабря. Начальнику 1 участка Начальник милиции предложил 16 декабря учредить наружный пост, поскольку арестованным с воли передают вещи и деньги, также начальнику участка напоминалось о необходимости надзора за уборкой тротуаров. К 29 декабря городская управа обеспечила почти всех нуждающийся милиционеров галошами.

Ужесточая дисциплину обращения с оружием, с 17 декабря на всех участках должен был вестись точный учёт патронов, о применении оружия немедленный доклад должен теперь идти в канцелярию начальника милиции, а стреляные гильзы сдаваться. 20 декабря из городской управы приходит требование к милиции усилить наблюдение за очисткой улиц и предотвратить кражи уличных фонарей. Падение дисциплины в армейских частях после октябрьского переворота было большим, чем в феврале 17 года, что усугубляло и без того тяжёлую криминогенную обстановку. С 4 января 1918 года обстановка вокруг складов со спиртом настолько накаляется, что решено подготовить их уничтожение силами милиции.

С 13 января 1918 года приказом №123 Губернского комиссара Сибирякова, вставшего на сторону большевицких советов и. о. начальника городской рабочей милиции был назначен бывший полицейский офицер Анисов А. Н. Правда все серьёзные решения ему приходилось принимать практически под протокол на собрании сотрудников. Так 15 января 1918 года прошло собрание милиционеров о назначении помощника Начальника милиции. Начальником уголовной милиции был утверждён в очередной раз Левиков Георгий Степанович, а его помощником Лазарев Григорий Иванович, бывшие руководители сыскного отдела полиции и уголовной милиции.

Новый 1918 год начался с массовых побегов военнопленных и чиновников различных организаций, присвоивших крупные суммы денег. Грабежи происходили под видом обысков людьми в военной форме, некоторые грабежи заканчивались убийствами. В борьбу с бандитизмом включилась даже ЧК - так, создатель шайки грабителей из солдат местного гарнизона Фидератов был застрелен без суда и следствия красноармейцем конвоя. Красноармейца на заседании губ Исполкома 18 марта 1918 года главный чекист Воробьёв хотел наказать, но партийное руководство, заинтересованное в наведении порядка в городе оправдало порыв сознательного бойца революции. Октябрьской переворот отразился на работе милиции мало, правда начавшая падать дисциплина в армейских частях и их роспуск резко увеличило криминогенную обстановку.

Преуспела в борьбе с преступностью и уголовно - розыскная милиция. Старые кадры полиции пользовались своей старой агентурой в воровской среде, что сильно помогало в работе милиции. Серьёзной проблемой было и то, что кражи совершали не только преступники и армейские дезертиры, но и простые граждане в виду тяжёлой ситуации с продовольствием. Кроме краж и грабежей сыщики изымали самогонные аппараты, искали конокрадов. Достаточно часто карманных воров в милицию доставляли сами граждане, поймав их с поличным.
В марте 1917 г. сыскной отдел оправился от потрясений и приступил к работе. Уже в начале марта по горячим следам раскрыто двойное убийство извозчиков с целью овладения санями, лошадьми и другим имуществом, совершённое в конце февраля 1917 года. Задержанный в марте участник убийства Малов И. П. выдал своих подельников в этом убийстве. Ими оказались дезертиры из 62 п.з.п. Лисин В. Г. и Архипов Н. А.

10 марта 1917 года из бакалейной лавки Константина Грязнова совершена кража имущества на сумму 310 руб. В ночь на 11 марта чины сыскного отделения совместно с милиционерами наведались на квартиру Горьковой Екатерины, известной скупщицы краденого. На квартире, кроме гражданки находились уголовники, освобождённые толпой из тюрьмы 1 марта: Бибихин С. П., Ивлиев И. Н, Дедушкин И. М. Мироедов Я. П. Товар, украденный у Грязнова, обнаружен, во всём сознался Бибихин. 20 марта 1917 года раскрыта кража из лавки Султановой , у задержанных Мухина А. Г. и Шпринца М. С. изъяты украденные вещи и возвращены владелице. Уже 31 марта чиновник сыскного отдела Киселёв у почётной гражданки Владимирской Т. С. кроме украденной шубы обнаружил во время обыска 21 квитанцию петроградского ломбарда и 2 квитанции нижегородского ломбарда на сданные краденые вещи. Владимирская совершала кражи шуб в церкви во время церковной службы.

Рапорт о снятии портретов Николая II
Рапорт о снятии портретов Николая II

2 мая по краже от 29 апреля 1917 года вещей из квартиры Плюснина Г. А. задержан Старчевский Н. Г., выдававший себя за милиционера и незаконно присвоивший георгиевский крест и звания подпрапорщика ( на самом деле он оказался дезертиром), украденные вещи возвращены хозяину. 8 мая 1917 года раскрыта резонансная кража 96 револьверов и 200 патронов со склада Нижегородского почтово-телеграфного общества. По заявлению от 4 мая за 4 дня задержаны сотрудники почтовой службы Шахов А. А, Скитович Н. В, Дернов А. И. и Зайцев М. Д., выносившие оружие с февраля 1917 года. Всё оружие, кроме двух револьверов, они продали двум хозяевам оружейных магазинов, но по утверждению владельцев оружейного бизнеса, всё оружие они успели продать. Обыски в оружейных магазинах проводились 12 мая.
22 июля 1917 года раскрыто вооружённое ограбление 5 июля квартиры Сироткина Д. В. Задержаны и изобличены армейские дезертиры : Чернов А. Е., дезертировавший из 185 п. з. п. и Мухин Е. И., дезертировавший из 218 п. Горбатовского полка. Часть похищенного возвращена владельцу. Ловили сыскари и конокрадов, например, 26 августа задержан известный конокрад Лушин Ф. В. По заявлению от 13 августа 1917 года о краже лошади. Задержанный выдавал себя за милиционера, при нём изъята повязка «охрана города», он был изобличен ещё в 7 кражах лошадей.

24 сентября 1917 года в притоне на «миллионке» был ранен чиновник уголовной милиции Киселёв М. С. и убит чиновник Гуляков А. А. Стрелявшего Королёва Н. Г. объявили в розыск, при задержании он был застрелен. С 1 марта по 1 октября 1917 года уголовной милицией из 14 убийств раскрыто 9, из 25 грабежей без насилия раскрыто 3, из 23 грабежей с насилием раскрыто 9, из 786 краж раскрыто 123, из 328 краж со взломом раскрыто 39. За октябрь 1917 года из 66 простых краж раскрыто 8, из 47 краж с взломом раскрыто 6, из 9 грабежей с насилием раскрыто 4, из 4 убийств раскрыто 1. За ноябрь 1917 года из 54 простых краж раскрыто 7, из 55 краж с взломом раскрыто 9, из 23 грабежей с насилием раскрыто 8, из 2 убийств раскрыто 2. В декабре 1917 года из простых 54 краж раскрыто 6, из 46 краж с взломом раскрыто 9, из 17 грабежей без насилия раскрыто 2, из 6 грабежей с насилием раскрыто 2, убийств не зарегистрировано.

14 ноября сотрудникам уголовной милиции вынесена благодарность за раскрытие хищений со склада Волжско-Камского Коммерческого банка.
В декабре была поймана банда убийц и грабителей числом до 40 человек. Предводитель шайки Анисим Анисимович Алушкин, по кличке Аниська, вор-рецидивист, в 1917 году попал под амнистию и был направлен на военную службу, куда не явился. Созданная им шайка совершала грабежи и убийства в основном в пригороде Нижнего Новгорода. 17 ноября 1917 года Алушкин у ресторана Марсель на улице Большой Покровской собственноручно застрелил начальника 1 участка Чуфыркина Степана Михайловича. Члены банды изобличены полностью, изъято вещей потерпевших на общую сумму в 40000 рублей и много оружия. Отдельные члены банды дали признательные показания, в результате убийств раскрыто - 6, грабежей и разбоев - 17.
Но особых успехов уголовная милиция достигает в начале 1918 года. Уже 23 января 1918 года было раскрыто убийство милиционера Сабанцева на улице Большой Ямской, совершённое 9 января 1918 года. Один из преступников оказался Козлов Степан Ефимович и беглый каторжник по кличке Васька. 25 января 1918 года личность каторжника установили: им оказался ранее неоднократно судимый Полюхов Александр, при задержании в трактире Шехлова он оказал сопротивление и был убит.

В начале 1918 года прокатилась эпидемия мнимых обысков, но часть банд удалось обезвредить сразу. 19 марта 1918 года раскрыто убийство с целью ограбления, совершённое 26 января 1918 года. Арестован солдат 62 запасного пехотного полка Сущев А. В. 27 марта 1918 года задержаны члены трёх различных банд. Изъято похищенное имущество, при сопротивлении чиновникам уголовной милиции смертельно ранен Яков Суворов. Во время задержания были ранены чиновник уголовной милиции Фёдор Фролов и милиционер Карл Месник. Все три банды совершали преступления под видом обысков, во время совершения преступления основная часть бандитов была одета в солдатскую форму.

Были и курьёзные случаи, так, 28 марта 1918 года двое вооруженных грабителей ворвались в бакалейную лавку на улице Малой Ямской. Связав всех находившихся там людей при помощи ещё троих соучастников, они собрали награбленное и попытались скрыться, но развязавшийся гражданин Сентюрин выбежал из дома и организовал преследования грабителей. Одного из грабителей толпа горожан и милицейский патруль загнали на чердак, где он застрелился. Подобная история произошла 13 апреля 1918 года, когда 10 человек под видом обыска начали выносить вещи из квартиры. Гражданин Коваревский, почувствовав неладное, сумел незаметно позвонить в милицию. Прибывшие по звонку милиционеры одного грабителя застрелили и двоих задержали. Все члены шайки территориально проживали в Сормово. 16 апреля задержана шайка грабителей, изъяты вещи, проходившие в списках по грабежам от 8 марта 1918 года. Ровно через месяц после совершения грабежа 23 апреля 1918 года были задержан гражданин Шиков И., который дал признательные показания.

25 апреля 1918 года раскрыто убийство от 12 марта 1918 года, совершённое на бытовой почве. 28 апреля 1918 года раскрыта шайка из троих грабителей. Двоих удалось арестовать, а разыскиваемый Жидков был убит при попытке оказать сопротивление. Достаточно большой успех был достигнут в борьбе с фальшивомонетчиками. Деньги Временного правительства по своему качеству уступали царским купюрам и легко подделывались. Нижний Новгород с осени 1917 года был наводнён фальшивыми дензнаками, как оказалось, местного изготовления. На след шайки фальшивомонетчиков уголовная милиция вышла в конце мая 1918 года. Первый обыск проводится 24 мая 1918 года у железнодорожного служащего Богоявленского А. А. в Ново-Никольском посёлке в доме №76. Богоявленский являлся бывшим сотрудником типографии «Андромеда». В результате изъято 2910 фальшивых рублей и приспособления для изготовления денежных купюр. По горячим следам нач. уголовной милиции Левиков Г. С. решает провести обыск у шурина арестованного Мамонтова П. П., у которого в результате изымают 47960 фальшивых рублей и 900 рублей настоящих. 25 мая проводится обыск у гражданина Морозова П. И., в результате изъят станок для печатания 20 копеечных марок и несколько револьверов. По имеющийся информации, в шайку фальшивомонетчиков входил житель Арзамаса, Суворов Алексей Иванович. Поскольку с такими данными в городе проживало с полдесятка человек, обыски на квартирах провели у всех. На одной из квартир было изъято 13480 фальшивых рублей, револьвер браунинг. Суворов сразу же дал признательные показания и выдал остальных членов банды. Уже 27 мая обыск проводился в доме Балягина Александра Николаевича, владельца типографии «Андромеда». В подвале было найдено оборудование для печатания Пензенских сторублёвых билетов государственного банка, 20 рублёвых банкнот временного правительства, два револьвера и ружьё. Ввладелец типографии даже под фактом улик отрицал свою вину. А тем временем, из показаний задержанных всплывают ещё два члена шайки - это некто Алексевнин и Терёхин. Удалось уточнить данные московских мастеров изготовлявших клише, вскоре они были задержаны Московской уголовной милицией.

В июне, 10 и 18 числа, уголовная милиция нейтрализовала ещё две банды грабителей. До официального создания уголовного розыска рабоче-крестьянской милиции (в Н. Новгороде 25 октября 1918 года), аппарат народной уголовной милиции сумел переломить ситуацию с тяжкими преступлениями, не сумев справиться только с возрастающим числом краж. К началу 1919 года число тяжких преступлений не превышало довоенный уровень. Огромная заслуга в устранении грабежей и убийств лежит на плечах бывших полицейских, организовавших работу сначала сыскного отдела, а потом и уголовной милиции и уголовного розыска.

К сожалению, в то время как Нижегородское городское партийное руководство заботилось о своей милиции и пошло на беспрецедентный шаг, назначив бывших полицейских на руководящие должности, государственная политика отводила милиции второстепенную роль. С началом гражданской войны испытывавшие нехватку в оружие милицейские учреждения должны были с 29 августа 1918 года сдавать конфискованное оружие Нижгубвоенкому в 7 отдел. Фактически на вооружении уездной милиции были шашки, револьверы и винтовки импортных образцов, числом не больше десятка. Понятно, что такими силами противостоять контрреволюционным выступлениям на местах было нельзя. В уездах продолжили практику отстранения от службы бывших полицейских. Документы о правовой основе деятельности милиции появились лишь 12 октября 1918 года. Военную подготовку милиционеры стали получать лишь с июня 1919 года: 3 занятия по 2 часа 2 дня в неделю, общий курс 3 недели.

Показательны случаи отношения противоборствующих сторон к сотрудникам милиции в начале гражданской войны. Так, 2 октября 1918 года чиновник нижегородской уголовной милиции Василий Евграфов находился в командировке в городе Чистополе, где был задержан белочехами. Когда арестовавший его поручик узнал назначение командировки, то конфисковал револьвер милиционера и выдал ему об этом справку, разрешив и дальше выполнять свои служебные обязанности. Милиция, созданная при Временном Правительстве, продолжала борьбу с преступностью как на территории, подконтрольной красным, так и на территории белых, но о героях этой борьбы вспоминают редко.



1Подготовительные учебные батальоны юнкеров создавались в 1916 году в Нижнем Новгороде и Царицыне. Основной задачей этих батальонов была трёхмесячная подготовка студентов перед направлением в школы прапорщиков. Нижегородский учебный подготовительный батальон сообщил о готовности к приёму студентов 25 июля 1916 года. Поскольку из школ прапорщиков запросы о присылке студентов приходили часто, то и положенных трёх месяцев на обучения у них не было. Комбатом был назначен полковник Скворцов, участник войны, кавалер Георгиевского оружия. Не хватало офицеров, вместо 23 по штату, в наличии было всего 15 человек. А вот нижних чинов постоянного состава оказалось немного с избытком, вместо 92 солдат было 102. Переменный состав студентов колебался от 400 до 1000 человек. Дислоцировался учебный батальон в новых зданиях Нижегородской Духовной семинарии. На вооружении батальона состояло 1103 новых винтовок Мосина и 160 иностранных винтовок семи моделей и один пулемёт.


Источники: ГКУ ЦАНО фонды: 104; 105; 1865
Органы государственной безопасности в Нижегородской области. 2007 год.
Революцией призванные. Горький 1987 год.
Солдаты Ленинской гвардии. Очерки об участниках революционного движения в Нижегородской губернии. В трех книгах. Волго-Вятское книжное издательство, 1977.
ГКУ ЦАНО фонд 1310 опись 1 дело 6.

Все даты даны по старому стилю.

Автор - старший научный сотрудник «Музея правоохранительных органов и вооружённых сил» при ОГО НРО ВФСО «ДИНАМО».


Просмотров: 5177



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Станислав Смирнов 2015-05-27 10:12:43
Статья содержательная, она заполняет белые пятна в истории края, возвращает из забвения немало имен. Из минусов отмечу слабое освещение вопроса о репрессиях в отношении бывших чинов полиции, которые продолжались на протяжении десятилетий, а в 1918 г. приобрели характер "истеричного террора". Говоря о системе правоохранительных органов при большевиках, стоит разделить 2 ее основных компонента. 1 - им приходилось выполнять обычные для ПО функции. 2 - сугубо партийный компонент, наложение на деятельность ПО большевистской идеологии, классовой розни, наложение антинациональной сущности идеологии и практики большевизма. Со временем 1 компонент ослабевал, под напором реальности, 2 усиливался по мере роста профессионализма ПО. Но вреда большевизм принес страшно много.
X