Швейцарские предприниматели и создание промышленного сыроварения в Смоленской губернии в XIX — начале XX в.

Швейцария знаменита своим сыром, поэтому неудивительно, что многие швейцарцы, приезжавшие в Россию, основывали здесь сыроваренные заводы. О том, как это происходило в Смоленской губернии, рассказывает статья к.и.н Анастасии Тихоновой (первоначально опубликована в "Экономическая история. Ежегодник 2008").

----
В современных условиях развития России, отмеченных расширением внешнеэкономических связей с мировым сообществом, проблема участия иностранцев в создании и развитии различных отечественных отраслей промышленности приобретает особую актуальность. Изучение истории возникновения и постепенного укрепления новых производств в России, интеграции экономического и социально-культурного характера со странами — обладательницами соответствующих технологий вызывает особый интерес исследователей1.

В развитии индустриального и сельскохозяйственного секторов экономики императорской России в XIX в. принимали участие предприниматели многих европейских стран, в том числе и Швейцарии. Известно, что швейцарские эмигранты работали не только в столицах России. По оценкам специалистов, они проживали в 16 регионах страны, включая европейскую ее часть (14), азиатскую (2), а также Урал и Кавказ. Деятельность швейцарцев в России охватывала 24 отрасли промышленности2. Разброс данных о численности швейцарских эмигрантов в России значительный: от 5902 (по данным переписи населения России 1897 г.) до 38—57 тыс. человек в 1880-х (по сведениям швейцарских исследователей, учитывающих членов семей эмигрантов)3.

Проблема деятельности швейцарских эмигрантов в России, в том числе в сфере экономики, нашла отражение в современной историографии. Изучение вклада швейцарцев в российскую экономику — одно из направлений исследований швейцарских ученых4. При этом внимание уделяется не только отраслям крупной промышленности, как в работе У. Раубера5, но и традиционным технологиям — таким, как сыроварение, чему посвящено диссертационное исследование Гизелы Чудин6. Труд Г. Чудин в значительной степени основан на документах «Архива русских швейцарцев», созданного при Отделе Восточной Европы Цюрихского университета. Архив включает большое число писем швейцарцев родным, а также воспоминаний тех, кто вернулся на родину после длительного пребывания и работы в России. Архив содержит семейные документы «смоленских» швейцарцев: Бергеров, Карленов, Штукки, Кюнгов и др. Среди материалов, изученных Гизелой Чудин, письма сыровара-швейцарца Вальтера-Альфреда Штеттлера (Walter-Alfred Stettler), трудившегося в 1890-х гг. в Смоленской губернии.

При Отделе Восточной Европы Цюрихского университета действует исторический семинар. Историки, работающие в рамках семинара, публикуют труды под общим названием «К истории российских швейцарцев» («Beitrage zur Geschichte der Russland-Schweizer»). За период с 1985 по 2006 г. в свет вышло 9 книг, в их числе — глубокое исследование Г. Чудин «Швейцарский сыр в царской империи: менталитет и хозяйство фермеров-эмигрантов»7, написанное на материалах «Архива русских швейцарцев». В 2007 г. опубликовано исследование Курта Стейнеггера «Невероятная история Альфреда Хофера»8 о молодом швейцарском сыроваре, отправившемся в Россию в 1913 г. и оказавшемся очевидцем начала Первой мировой войны и революционных событий 1917 г. в Смоленской губернии. А. Хофер сумел выехать на родину, а затем по окончании Первой мировой войны переехал во Францию, где стал свидетелем Второй мировой войны. В дальнейшем А. Хофер передал материалы своего архива К. Стейнеггеру, на их основе тот написал названную книгу, включив в нее публикации документов и редкие фотографии.

В настоящее время и российские ученые активно стали изучать различные аспекты российско-швейцарских отношений. В публикациях бывшего посла Российской Федерации в Швейцарии, доктора исторических наук А. И. Степанова предпринята попытка обобщить накопленный опыт разносторонних связей между нашими странами за всю их многовековую историю9. Монография А. И. Степанова содержит историографический обзор крупных работ по данной тематике.

Из сборников документов по истории отношений России и Швейцарии, вышедших в свет в последние годы, интерес представляет книга «Россия — Швейцария. 1813—1955»10, в которую вошли документы и материалы из швейцарских и центральных российских архивов (Архива внешней политики Российской империи МИД РФ, Российского государственного исторического архива и др.). Главным образом опубликованные источники касаются дипломатической и политической истории, но среди них встречаются документы, освещающие участие швейцарских эмигрантов в развитии российской экономики, в том числе легкой и пищевой промышленности.

Проблема создания сыроваренной промышленности в Смоленской губернии и участия в этом швейцарцев до сих пор не привлекала внимание отечественных исследователей. Швейцарские ученые рассматривали деятельность своих соотечественников в общероссийском контексте, используя «Архив русских швейцарцев», который в основном содержит документы личного происхождения.

В настоящей статье впервые предпринята попытка осветить вклад швейцарских сыроваров в экономическое развитие конкретной губернии в XIX — начале XX в., опираясь в основном на документы Государственного архива Смоленской области. В первую очередь, из фондов полицейских и судебных учреждений губернского и уездного уровней. Так, в документах Сычев- ского земского суда удалось обнаружить первое по времени упоминание о пребывании в губернии швейцарских сыроваров в октябре 1823 г.11
Фонд канцелярии смоленского губернатора содержит разнообразные документы о швейцарских сыроварах. В их числе описания имений, где они работали; списки заводов по уездам губернии, составлявшиеся уездными исправниками, и др.

Метрические книги евангелическо-лютеранской церкви в Смоленске подтверждают факт сплоченности швейцарской колонии в Смоленской губернии, ее стремление не выходить из круга соотечественников при заключении браков, приглашать на таинство крещения и отпевания только представителей колонии12.

В фонде Статистического отделения Смоленской губернской земской управы сохранилось описание сыроваренного завода одного из швейцарских граждан Федора Яковлевича Линдера за 1911 г. с общим планом расположения построек и планом помещений сыроваренного завода13.

Благодаря имеющимся в фонде Смоленского губернского жандармского управления поименным спискам иностранных подданных, составленным уездными исправниками по распоряжению губернского начальства в 1914—1917 гг., удалось установить 155 имен «смоленских» швейцарцев. Восемьдесят из них (т.е. 53 %) занимались сыроварением, в том числе сыроварами были шестеро женщин. Подавляющее большинство швейцарцев поселилось на Смоленщине еще до проведения Всеобщей переписи населения России 1897 г.14 Списки велись ежемесячно и направлялись уездным исправником начальнику губернского жандармского управления. Обычно список представлял собой машинописную таблицу, в графах которой были указаны порядковый номер, имя иностранца, его возраст, национальность, принадлежность к государству, срок пребывания в России, семейное положение, образование, занятие в России и место проживания в России. Серьезными недостатками списков являются многочисленные опечатки и ошибки, но сличение списков за разные месяцы, а также сравнение данных с другими материалами делопроизводственной переписки позволяет исправить неточности.

Материалы советских учреждений губернии также содержат ценнейший материал, характеризующий деятельность швейцарских сыроваров не только в новых политических и экономических условиях, но и в предшествующий период. Так, в фонде административного отдела Смоленского губернского исполнительного комитета за 1918—1925 гг. отложились национальные паспорта иностранцев, главным образом, швейцарцев, консульские документы начала XX в. и прежде полученные годовые билеты-виды на пребывание не только в РСФСР, но и в Российской империи. При некоторых видах на жительство имеются фотографии.
Многие швейцарцы-сыровары желали остаться в советской России, чтобы не оставлять налаженного дела. В первые годы советской власти они работали уже на национализированных сыроваренных заводах, служили в органах губернского совета народного хозяйства, губернском земельном управлении. В фондах этих учреждений сохранились послужные списки и анкеты, собственноручно заполненные швейцарскими гражданами с биографическими данными и сведениями об их деятельности до начала Первой мировой войны и революции 1917 года.
Важную информацию по истории сыроварения в губернии дают опубликованные статистические сведения и отчеты должностных лиц, газетные статьи из «Смоленских губернских ведомостей» и «Смоленского вестника».

Изучение копий писем швейцарского сыровара Альфреда Штеттлера родным за 1885—1899 гг. позволило узнать о важных бытовых деталях работы обычного сыровара-швейцарца в российской глубинке15. Письма дополнили сведения из мемуаров Н. В. Волкова-Муромцева16, семья которого владела Хмелитой Вяземского уезда Смоленской губернии в 1895—1917 гг.
Комплекс перечисленных выше источников дал возможность создать достаточно целостную картину деятельности швейцарских сыроваров в Смоленской губернии.

Известно, что в допетровское время на Руси изготавливали «сырный творог» — продукт, полученный путем естественного свертывания молока. Петр пригласил в Россию голландских мастеров-сыроделов. Однако зарождение сыроварения в России относят к концу XVIII в., что связывают с тверским имением князя Ивана Сергеевича Мещерского (1775—1851) Лотошино, где была основана первая сыроварня17. Согласно справочнику заводов и фабрик России за 1894 г., первый в России сыроваренный завод был открыт в Лотошине в 1812 г. Мастером на нем был швейцарец Иоганес Мюллер, проживавший в имении Мещерского вместе с семьей. Сыр, изготавливаемый в Лотошине, получил название «мещерского». Позже, в 1891 г., в Лотошине была открыта школа сыроварения, где обучение вели швейцарцы18.
Однако основоположником отечественного сыроварения принято считать Н. В. Верещагина, брата известного художника-баталиста. Николай Васильевич Верещагин (1839—1907), выпускник естественного факультета Петербургского университета, решил освоить азы сыроварения. Для этого он поехал в Швейцарию, где на сыроварнях в деревушке Коппе возле Женевы и близ Фрейбурга изучил приготовление разных видов сыров. Вернувшись в Россию, Верещагин открыл в 1865 г. сыроварню в селе Городне Тверской губернии, а через год — первую русскую крестьянскую артельную сыроварню в селе Отроковичи той же губернии и в семи верстах от Отрокович, в Видогощах, сыроваренный завод на артельных началах, где производили голландский и швейцарский сыры. С 1866 г. сыроварение получило распространение не только в Тверской, но и в Вологодской, Ярославской, Новгородской, Костромской и Вятской губерниях. Сам Н.В. Верещагин нанимал для работы мастеров из Швейцарии (сыроваров), Голштинии и Дании (маслоделов). В 1871 г. в селе Едимонове Корчевского уезда Тверской губернии Н. В. Верещагин открыл школу молочного хозяйства. За 27 лет в ней прошли обучение 1200 человек, школа действовала до 1901 г. С целью пропаганды сыроварения и маслоделия в России Н.В. Верещагин много выступал с докладами в различных сельскохозяйственных обществах. Его работы были изданы отдельными брошюрами: «О сыроделии и сыроваренных ассоциациях в Швейцарии» (1866); «О мерах к развитию в России молочного хозяйства на артельных началах» (1869) и «Артельное сыроварение в Новом Свете» (1870); «По поводу неурожая текущего (1891) года». Кроме того, отдельные статьи Н. В. Верещагина были помещены в изданиях Императорского московского общества сельского хозяйства: «Об условиях сбыта коровьего масла на заграничных рынках» (1869); «Об артельном изготовлении молочных продуктов и о мерах к развитию в России молочного хозяйства» (1871); «О степени жирности молока иностранного и русского скота» (1887) и др.

Примечательно, что перед поездкой в Швейцарию Н. В. Верещагин пытался взять уроки сыроварения у швейцарца, сыроварня которого находилась в Вологодской губернии в 120 верстах от имения отца. Однако тот отказал под предлогом: «Научи вас, русских, делать сыры, нам, швейцарцам, делать будет нечего»19.
Ко времени, когда Н. В. Верещагин заинтересовался сыроварением, швейцарские сыровары работали во многих российских губерниях. Первые сыровары-швейцарцы появились в России после 1814 г. Первым из них считают И. Мюллера из кантона Берн, выходца из деревни Райхенбах20, работавшего у князя Мещерского в Лотошине.

Первые швейцарские сыровары на Смоленщине получили билеты на пребывание в губернии в октябре 1823 г. В рапорте бурмистра вотчины графа Панина Савелия Смирнова от 24 мая 1824 г. в Сычевский нижний земский суд бурмистр просил выдать швейцарцам Иоганнесу Цвайфелю, Николаусу Вильду, Феликсу Всберу, работавшим в имении Дугино Сычевского уезда Смоленской губернии у графа Никиты Петровича Панина, новые билеты «на свободное в Сычевском уезде пребывание». Прежние билеты были получены швейцарцами от исправлявшего должность Смоленского гражданского губернатора 12 октября 1823 г.21 В новом рапорте в сентябре 1825 г. тот же бурмистр из вотчины графа Н. П. Панина вновь упоминал швейцарцев Иоганнеса Цвайфеля и Николауса Вильда, а также Балтавара Вильда, Елизавету Вильд с дочерью Анной, как «сырных дел мастеров», которые нуждались в новых билетах для дальнейшего проживания в вотчине22. Таким образом, можно утверждать, что первые швейцарские сыровары работали в имении Панина уже в мае 1824 г., а приехали в губернию не позднее 12 октября 1823 г.

В Описании имения Гжатского помещика титулярного советника князя Павла Алексеевича Голицына, составленном в марте 1836 г., в связи с намерением владельца заложить имение в Московский Опекунский Совет, указаны помимо прочего постройки и заведения в селе Алексеяновке (другое название Самуйлово). В описании упоминается, что помимо каменного двухэтажного господского дома, каменной двухэтажной вотчинной конторы, каменной двухэтажной больницы, каменного двухэтажного корпуса для помещения дворовых людей, каменных оранжереи, теплицы и грунтового сарая, пяти деревянных жилых флигелей, ветряной мукомольной мельницы «о четырех поставах», в имении находится «сыроваренная фабрика с нужными пристройками и двухэтажным подвалом, на которой приготовляется швейцарским мастером ежегодно сыров до тысячи пудов суммою на восемнадцать тысяч рублей»23. В Государственном архиве Российской Федерации удалось обнаружить билет от сентября 1836 г., принадлежавший швейцарскому подданному из кантона Берн сыроделу Якову Карлену. Он вместе с женой Анной отправлялся в поместье князя Голицына в Смоленскую губернию24.

В документах канцелярии Смоленского губернатора за 1839 г. упоминается семейство Карлен (Карлин), которое занималось сыроварением в Гжатском уезде. Это были выходцы из кантона Берн швейцарцы Яков Карлен, с билетом от Военного губернатора, и Самуил Карлен, проживавший в губернии по паспорту Швейцарского консульства от 19 апреля 1839 г. за № 809. Оба работали в имении князя Александра Голицына, при этом Самуил Карлен в селе Пречистом. Еще один швейцарец-сыровар Иоганн-Рудольф Карлен с женой Сусанной и двумя сыновьями, имея паспорт от Военного губернатора, жил в имении князя Алексея Голицына25. Судя по «Ведомости об иностранцах», составленной гжатским исправником, Иоганн-Рудольф Карлен в сентябре 1845 г. по-прежнему варил сыр в имении князя Алексея Голицына, проживая в Смоленской губернии по годовому билету от 26 мая 1845 г., выданному исправлявшим должность смоленского губернатора. К этому моменту Иоганну-Рудольфу Карлену было 36 лет, как и его жене Сусанне, их детям Иоганну 7 лет, а Елизавете 4 года. С ними жила племянница Екатерина Карлен 16 лет26.

Яков Карлен с женою Анной и детьми занимался сыроделием сначала в том же Гжатском уезде в имении князя Антона Голицына в селе Столбове. В ведомости в сентябре 1845 г. указано, что Якову Карлену 34 года, его жене Анне 27 лет, детям Ивану 4 года и Елене 3 года. Годовой билет Яков Карлен от 14 июля 1845 г. получил от исправлявшего должность смоленского губернатора27. В сентябре 1846 г. — мае 1847 г. тот же Яков Карлен с женою Анной и детьми уже трудился в Вяземском уезде в селе Новом у помещика Рибопьера. Его билет был продлен до 31 августа 1848 г.28

В селе Пречистом у князя Александра Голицына в сентябре 1845 г. указан сыроваром швейцарец из Берна Иван Готлиб Ребер 30 лет с женой Елизаветой 36 лет и сыном Иваном 2 лет. Иван Готлиб Ребер имел годовой билет от 30 ноября 1844 г., выданный исправлявшим должность смоленского губернатора29.

В селе Самуйлове (другое название — Алексияновка) у князя Павла Голицына в сентябре 1845 г. занимались сыроварением два швейцарца из Берна — Христиан Христианов Витвер и Христиан Ваглобах. Христиан Христианов Витвер 28 лет с женой Сусанной Карлен 27 лет получил годовой билет от 14 июня 1845 г. от исправлявшего должность смоленского губернатора30. Другой сыровар Христиан Ваглобах, 33 лет, жил без семьи, по годовому билету от 24 октября 1845 г.31

С 1841 по июль 1849 г. в имении помещиков Логиновых в Сычевском уезде Смоленской губернии изготовлением домашнего сыра занимался швейцарец Давид Карлен. Он упоминается в списках, составленных уездным исправником по предписанию губернских властей32.
Пока швейцарские сыровары были на Смоленщине редкостью, как, впрочем, и в целом в России. В отчете консула Швейцарской конфедерации в С.-Петербурге И. Боненбуста Федеральной директории от 12 января 1844 г. упоминалось, что в России «есть даже несколько швейцарцев-сыроваров, которые производят сыры, внешне такие же, как швейцарские, но, естественно, имеющие другой вкус. Некоторые заработали себе приличные состояния»33.

Швейцарский сыр считался образцовым. Сравнивая собственные впечатления от хозяйства А. А. Вонлярлярского в Вонлярове Смоленского уезда Смоленской губернии с сообщениями барона Унгер-Штернберга в «Путевых записках», корреспондент «Смоленских губернских ведомостей» Я. Соловьев писал в 1851 г.: «Вонляровский сыр не только не похож на Швейцарский, а далеко уступает Голландскому, к которому он ближе подходит. Он не имеет остроты, пресен и мягок, и имеет еще тот существенный недостаток, что не может долго лежать. Я видел кусок такого сыра, в котором было более гнили, чем самого сыру. Вонляровский сыр продается в Смоленске 20 и 25 коп. сер. за фунт. Возится ли он в Петербург и продается ли там по 60 коп. сер., как говорит г. Унгер-Штернберг, я не знаю. Но только одно непонятно: почему же тогда весь сыр не продается в Петербурге; ибо, если взять почтовую плату за пересылку одного фунта — 10 коп. сер., то и в таком случае он продавался бы в Петербурге вдвое дороже, чем в Смоленске»34.
На Смоленщине промышленное сыроварение даже в середине XIX в. только зарождалось. Если по данным официальной статистики в 1857 г. в губернии было 24 сыроварни35, то в списках заводов по уездам Смоленской губернии, составленных уездными исправниками, сыроваренные заводы упоминаются лишь в Гжатском уезде. В 1859 г. — их пять, а в 1860 г. — семь.

Таблица 1. Сыроваренные заводы в Гжатском уезде Смоленской губернии в 1859-1860 гг.


Данные табл. 1 показывают, что сыроварение приносило владельцам доход в среднем от 3 до 3,5 тыс. руб. в год. Можно с уверенностью утверждать, что сыроварение во владениях князей Голицыных (селах Самуйлове, Пречистом и Столбове) связано именно с деятельностью швейцарцев.
Швейцарские сыровары намеренно выбирали имения крупных вотчинников, каковыми были графы Панины в Сычевском уезде и князья Голицыны в Гжатском уезде. Логично предположить, что в таких хозяйствах был породистый скот и имелись большие пастбища. К тому же Гжатский уезд граничил с Московской губернией, что давало возможность организовать сбыт продукции в Москву.
Если до эпохи реформ 1860—1870-х сыроварение на Смоленщине делало лишь первые шаги, то уже в 1878 г. на страницах только что созданной в губернии газеты «Смоленский вестник» появилась примечательная заметка: «Сыроварение в Смоленской губернии составляет не последнюю отрасль сельскохозяйственной промышленности. Находят, что травы наших пастбищ особенно благоприятны для выработки хорошего сыра, и потому швейцарцы охотно работают на сыроварнях Смоленской губернии»36.

Деятельность швейцарских сыроваров становилась стимулом и для предприимчивых крестьян. В том же «Смоленском вестнике» сообщалось, что «с 1 июня (1878 года) в Духовщинском уезде начали варить сыр "честер" — которого еще в губернии не производили. Сыр этот варит не англичанин, а крестьянин той же самой местности, где происходит варка, и выучился он своему ремеслу в школе Н. В. Верещагина, в Тверской губернии. Сыр этот имеет перед Швейцарским то преимущество, что вызревает через шесть недель, что может быть доставлен хорошего качества даже из сборного молока, и потому более удобен для приготовления на артельных сыроварнях. Сбыт этому сыру преимущественно в Англию, в самом городе Честере, от которого он получил имя и где русский честер предпочитают своему местному; первые честеры Духовщинской варки будут 15 июля в продаже в одном из лучших магазинов г. Смоленска и не по дорогой цене — само собой разумеется, если продукт будет удачен»37.
Смоленские сыровары в том же 1878 г. получили медали на первой очередной выставке молока и молочных произведений в Москве за швейцарский сыр, честер и «зеленый сыр». Среди обладателей медалей за швейцарский сыр — князь Павел Александрович Голицын и швейцарец Федор Иванович Ягги, работавший в имении графа Гейдена38. 

Рост числа сыроварен в Смоленской губернии на рубеже XIX—XX вв. был значителен (табл. 2).

Таблица 2. Динамика роста сыроварен в Смоленской губернии в конце XIX — начале XX в.


Источники: Жбанков Д.Н. Санитарное исследование фабрик и заводов Смоленской губернии. Издание Смоленского губернского земства. Вып. 1. Смоленск, 1894. С. 28—29; Жбанков Д.Н. Санитарное исследование фабрик и заводов Смоленской губернии. Издание Смоленского губернского земства. Вып. II. Смоленск, 1896. С. 433; Краткие хозяйственно-статистические сведения по Смоленской губернии. Издание Смоленской губернской земской управы. Смоленск, 1912. С. 168, 170.

Сыроварни были во всех 12 уездах губернии39. При этом швейцарские подданные, сведения о которых удалось найти в архивных документах, имели сыроварни в 9 из 12 уездов Смоленской губернии. Обычно швейцарцы выступали арендаторами сыроварен у помещиков, реже были владельцами самой сыроварни и небольшого участка земли, собственно под строениями и близ сыроваренного завода. Тем не менее были и исключения. Так, в 1878 г. швейцарский подданный Иван Иванович Ленгахер выставил на продажу собственное имение при селе Марьине и в пустоши Тарасовой Дорогобужского уезда общей площадью 1150 десятин40.

Что представляла собой средняя сыроварня? Проводивший санитарное исследование фабрик и заводов Смоленской губернии Д. Н. Жбанков в начале 1890-х гг. указывал, что на каждой сыроварне занято обычно от 3 до 6 человек: один мастер и от 2 до 5 рабочих. На вспомогательных работах (пастухи, доярки и др.) рабочих в два, а то и в четыре раза больше, чем сыроваров. «Сыроварни пользуются исключительно ручной силой, на некоторых для сбивания масла применяется ножная сила женщин, приводящих в движение ногами маховое колесо. Для сыроварен устраиваются особые помещения и подвалы, но все дело ведется очень просто и каких-либо сложных приборов не требуется; сравнительно более сложные приборы нужны для приготовления масла»41 (имеется в виду конная сила и использование паровых двигателей42). В год на средней сыроварне перерабатывали до 15 тыс. ведер молока в год43.

В 1911 г. по заданию Смоленского земства была описан сыроваренный завод швейцарского подданного Федора Яковлевича Линдера в сельце Митюренки Духовщинского уезда. Сыроварением на предприятии занимались сам Ф. Я. Линдер и его сын. Сыроваренный завод состоял из ряда построек: здания, где под общим навесом находились парня, собственно сыроварня и солильня. Отдельно располагались: ледник, конюшня, а также подвал для выдержки сыра. Всего земли, в том числе под заводскими зданиями, — 96 десятин. Линдер был владельцем завода и земли при нем. В 1910 г. сыроваренный завод Линдера произвел 350 пудов русско-швейцарского сыра и 30 пудов подсырного масла, переработав 5500 ведер молока. Сыр отправлялся в Москву. Цена пуда сыра составляла 9 руб.44

Что привлекало швейцарских сыроваров в Смоленскую губернию? Вероятно, тому было несколько причин. Среди них — качество скота: помещики губернии разводили в имениях рогатый скот симментальской и альгауской пород. Большинство сыроварен располагались в крупных помещичьих имениях и снабжались «исключительно молоком коров, принадлежащих владельцу экономии: на других скупается молоко у крестьян окружающих деревень»45. На Смоленщине значительные площади были заняты заливными лугами: в 1890-х гг. — это 88 962 десятины земли, сена накашивали до 50 млн пудов46.

К концу XIX в. в губернии появилась сеть железных дорог. В 1868 г. была открыта Рижско-Орловская железная дорога, предназначавшаяся для экспорта хлеба из черноземных губерний через Рижский порт. В 1870 г. было начато движение по дороге Москва—Смоленск, в 1871 г. — Смоленск—Брест (так называемая Александровская железная дорога). На участке
Вязьма—Калуга движение было открыто в 1870 г., а по всей Сызранско-Вяземской дороге, имевшей хлебовозное значение,— в 1874 г. Кроме того, с 1888 г. была построена дорога Вязьма—Ржев, а в 1899 г. — дорога Смоленск—Козлов (ныне Мичуринск), обеспечив перевозки хлеба от Саратова к балтийским портам. «Все перечисленные дороги были однопутными, но на Московско-Брестской дороге по настоянию военного ведомства в 1877 году было проведено сооружение вторых путей»47.

Земские статистики в начале XX в. сообщали, что главным потребителем сыра являлась Москва, а потому наиболее активно была задействована Московско-Брестская железная дорога48, по которой только в 1909 г. было отправлено 107,2 тыс. пудов всех молочных грузов, или 67 % всей отправки губернии49. Помимо Москвы сыр вывозился в Петербург, Харьков, Киев и другие города. «В губернии сыра остается ничтожное количество — около 3,4 %. Наоборот, до 75 % масла потребляется внутри губернии, преимущественно в Смоленске и уездных городах».

Сыроделие и маслоделие тесно связаны: «Едва ли не все сыроварни являются в то же время и маслоделками; на них приготовляется постоянно масло из остающейся после сыра сыворотки, а зимой, когда молока от коров получается мало для сыроварения, оно все идет на приготовление масла»50.

В начале XX в. ассортимент продукции смоленских сыроварен был достаточно широк: «Сыры были преимущественно твердые — голландский и русско-швейцарский и в меньшем количестве — мягкие: бакштейн, тильзитский, мальбри, бри, невшатель, комамбер, честер и другие. Маслодельни вырабатывали масла: подсырное, получаемое от пропуска сыворотки через сепаратор и сливочное (разных сортов), получаемое от пропуска через сепаратор цельного молока»51. Для примера: согласно рекламе в 1903 г. в г. Смоленске в молочной швейцарца Эдуарда Петровича Витвера можно было приобрести молоко, сливки, масло сливочное (голштинское соленое и русское); сыры (русско-швейцарский, бакштейн, голландский и др.), а братья К. и А. Витвер вели торговлю молоком, сметаной, творогом и «разными мелкими сырами», а также русско-швейцарским сыром52.

Один из швейцарского семейства Витвер — Христиан — уже упоминался нами как сыровар в имении князя Голицына в Самуйлове в 1845 г. В рекламе речь идет о 1903 г., и снова — Витверы. Это не случайность.
Инструктор молочного хозяйства Смоленской губернии В. А. Маковский в своем отчете за 1900 г. отмечал, что сыроварни основываются «сыроварами, приехавшими из Швейцарии попытать счастья на русском молоке, или близкими родственниками уже прижившихся к России и давно работающих у нас сыроваров-швейцарцев. Эти сыновья и племянники работают с известной поддержкой своих отцов и дядей, сыроваров уже нам знакомых, и преследуют одну цель — заблаговременно, пока не распался тот или иной крупный центр, или пока жив и процветает дядя в том или ином пункте, создать себе самостоятельную деятельность. Или же просто расширить сеть своих заводов и вместе с тем благосостояние»53. В отчете В. А. Маковского, в частности, говорится: «Мне известны целые серии сыроварен, принадлежащих одной фамилии. Если подсчитать общее количество перерабатываемого молока во всех этих пунктах одной какой-нибудь фамилией, то цифра эта возрастает в ином случае почти до 100 000 ведер ежегодно. Таковы семейства Витвер, Карлен и др.»54

Действительно, одни и те же фамилии швейцарцев, являвшихся родственниками, — скорее правило, нежели исключение. Особенностью швейцарской миграции в Россию являлось поддержание и укрепление семейных связей, стремление к расширению швейцарской колонии. Если вспомнить первых швейцарцев-сыроваров из семейства Карлен, то даже покидая имение и налаженное производство, перебираясь на новое местожительство в губернии, швейцарец Самуил Карлен оставлял сыроварню другому швейцарцу Ивану Готлибу Реберу. К тому же подавляющее большинство швейцарцев-сыроваров были из одного кантона Берн.

В архивных документах начала XX в. упоминаются четверо сыроваров из большой семьи Карлен, которые трудились в Ельнинском уезде в имении Мачулы у известного смоленского помещика А. А. Энгельгардта55. Трое представителей фамилии Витвер к 1916 г. занимались сыроварением в Смоленском уезде, а один — в Рославльском уезде56.

Распространенной фамилией среди швейцарцев-сыроваров было семейство Бергеров. В документах встретилось шесть представителей этой фамилии без учета жен и детей. Бергеры в начале XX в. трудились в Ельнинском (1), Краснинском (2), Смоленском (2) и Сычевском (1) уездах губернии57. Сыровары Даувальдеры были владельцами пяти сыроварен из семнадцати в Вельском уезде и двух из девяти — в Гжатском уезде.

Обычно швейцарские сыровары ехали в Россию к родственникам, но были и «первопроходцы». К ним можно отнести швейцарца Вальтера-Альфреда Штеттлера (1869—1908), который в возрасте 21 года отправился в Россию к другу Фрицу Виссу, работавшему сыроваром в селе Александровском Вяземского уезда. До своей поездки в Россию Альфред Штеттлер уже трудился сыроваром в Западной Пруссии, а в 1890 г. решил попытать счастья в России. Главная причина поездки Штеттлера в Россию, как и многих его соотечественников, — стремление заработать средства и обзавестись собственным хозяйством. После необходимых походов в швейцарское консульство и русское посольство Штеттлер отправился в Россию: сначала в Минск, а затем через Смоленск и Вязьму — в Москву, где от швейцарского консула получил рекомендации к швейцарцу Дубаху, который имел в Москве большую сырную лавку. «Дубах — это пожилой добродушный мужчина, который в России с 1853 года, он объяснил мне кое-что из русских понятий и сказал, что это очень рискованное дело приезжать сюда, не имея рекомендаций, то есть только лишь из-за заработка и ради путешествия» (Письмо от 1 апреля 1890 г.). Дубах дал Штеттлеру точный адрес Ф. Висса и объяснил, как добраться. Дубах как старожил и торговец сыром был связан и со смоленскими сыроварами, потому мог дать Штеттлеру хорошую консультацию. Прожив у Ф.Висса два месяца, Альфред Штеттлер получил место сыровара в селе Никольском Вяземского уезда у вдовы Карлен, уроженки кантона Берн. В своих письмах родным Альфред сообщал, что в сезон в Никольском делают каждые два дня три вида сыра (Письмо от 17 мая 1890 г.). Альфред критически относился к возможности изготавливать на Смоленщине сыр высокого качества: «Делать сыр здесь очень тяжело, то есть здесь в Смоленской губернии. Наиважнейший и первейший фактор в Швейцарии, чтобы сделать хороший сыр, — нужно хорошее и свежее молоко. То есть, которое при доении отвечает высоким требованиям. Таков порядок». Штеттлер сокрушался, что крестьяне не придерживаются элементарных гигиенических правил, постоянно нарушают график доения коров. В результате «производство сыра здесь находится в убогом состоянии по сравнению со Швейцарией, а в России это считается хорошим» (Письмо от 25 июля 1890 г.). Штеттлер сообщал родным цены на молоко (30—35 коп. за ведро) и готовый сыр (8—10 руб. за пуд хорошего и 2—3 руб. за пуд сыра плохого качества). Альфред признавался, что в первый год его пребывания в России примерно 20 кусков сыра не удались из-за низкого качества молока, но он искренне радовался первым своим успехам в России. Сваренный им сыр «прекрасный, так что все другие сыроделы удивляются, что я в первый же год в России смог сделать такой сыр. /.../ образец формы и вкуса. /.../. Нужно быть эмментальцем, чтобы делать такой сыр. Здесь в Смоленской губернии большое число швейцарцев и других жителей северных земель. Эмментальцы только Фриц Висс и автор этих строк» (Письмо от 10 марта 1891 г.).

Чтобы обеспечить сыроваренный завод достаточным количеством молока, его приходится привозить из округи, иногда из шести селений, самое ближнее в двух верстах от завода, самое дальнее в восьми (5 верст — 1 час езды). Обычно изготавливалось в сезон ежедневно два-три вида сыра. «Сыроварня здесь устроена на русский манер. /.../ переделана из старого хлева для свиней, но несмотря на это мы делаем здесь хороший сыр. Торговля сыром должна идти в этом году хорошо, хотя пока еще ничего не распродано. У меня дела идут хорошо. Я получаю свою зарплату в зависимости от цен на сыр. Если сыр продается по 7 рублей, то я получаю 250 рублей. Если по 8 рублей, то 300 рублей — это составляет 20 %. У нас будет примерно 800 пудов сыра, масло продаем мы по 8 рублей за пуд» (Письмо от 27 сентября 1891 г.). В другом письме Альфред сообщал, что «сыры мы продали этому Дубаху в Москву по 8 рублей 50 копеек. Жалованье получилось 370 рублей. Итак, центнер продается по 75 франков, что при такой организации и таком порядке довольно-таки хорошо» (Письмо от 14 декабря 1891 г.).

Альфред все время лелеял мысль о возможном отъезде, избирая мечтой то Сибирь, то Америку. Но вскоре Альфред был помолвлен с дочерью швейцарского сыровара Фридриха Шильдта из Хмелиты Вяземского уезда — Магдаленой. И мысли об отъезде были отложены: «Как я вычитал из газет, торговля сыром в Швейцарии пойдет на спад. В России же дела будут обстоять совершенно по-другому. Здесь в России мало чем рискуем или, можно сказать, вообще ничем. Хороший сыр здесь всегда продается по хорошей цене. Ну а плохой, как и везде. Я сейчас делаю здесь голландский сыр, такого в Швейцарии я не делал, это такие маленькие сырные шарики весом по 5—6 фунтов. Если я приеду в Швейцарию, то обязательно парочку привезу» (Письмо от 12 марта 1892 г.).

Свадьба с Магдаленой Шильдт состоялась 13 мая 1892 г. в Смоленске. В евангелическо-метрической книге лютеранской церкви (запись № 10 за 1892 г.) указано, что первым браком сочетались Вальтер-Альфред Штеттлер, 23 лет, швейцарский гражданин, сыровар в Хмелите Вяземского уезда Смоленской губернии, и Магдалена Шильдт, 25 лет, дочь швейцарского гражданина Фридриха Шильдта. Вальтер-Альфред Штеттлер родился в Швейцарии, мать его умерла, а отец Симон Христиан Штеттлер был жив. Магдалена Шильдт родилась в Смоленской губернии, родители ее были живы на момент заключения брака58. Сведения о родителях в метрическую книгу вносились, чтобы зафиксировать факт родительского благословения. Благодаря браку с Магдаленой Шильдт Вальтер-Альфред Штеттлер и его друг Фриц Висс стали свояками: их жены были родными сестрами.

Тесть Фридрих Шильдт передал сыроварню в Хмелите под управление Альфреда, это окончательно изменило настрой молодого человека: он решил остаться в России. «Сыр здесь производится хорошего качества и если дальше так пойдет, то, надеюсь, у нас будет своя прекрасная сыроварня» (Письмо от 14 июня 1892 г.). Постепенно Альфред Штеттлер привык к российской глубинке и занял достойное место в швейцарской колонии.

В воспоминаниях Н. В. Волкова-Муромцева, семья которого владела Хмелитой Вяземского уезда, упоминается сыроварня Шильдта: «В Хмелите была сырная фабрика. Принадлежала она старому швейцарцу Шильдту. Он был старшиной всех смоленских сыроваров, которых было более двадцати в Вяземском, Вельском, Сычевском, Дорогобужском и Духовщинском уездах. У старого Шильдта было много сыновей и племянников, его дочери, за исключением младшей Софки, были замужем за сыроварами. Софка младшая была немного глумная и вышла за крестьянина хмелитской деревни.

Много времени в детстве я проводил в сыроварне. К 1910 году мой отец отстроил новый дом для Шильдта и сыроварню с сырным складом на первом этаже.
Это была колоссальная выгода для окружных крестьян и для нас. Шильдт устроил производство грюера, крестьяне удвоили количество коров и стали интересоваться качеством. Шильдт скупал все молоко, которое ему привозили. Недалеко, в четырех верстах, в Григорьевском у Лыкошиных, был сыроваром его сын Карл, в Старом Селе, в десяти верстах, сын Рудольф. Как ни странно, пятипудовые круги смоленского грюера Шильдт вывозил в Швейцарию. Оттуда он, вероятно, возвращался в Россию и в другие страны как швейцарский грюер. Сыр был великолепный. И нам, и крестьянам сыр продавался за полцены»59. В архивных документах встречается информация о Карле, Рудольфе Шильтах (буква «д» в фамилии часто опускалась. — А. Т.), проживавших и занимавшихся сыроварением в Вяземском уезде60.

В этом небольшом отрывке из мемуаров многое подмечено: стремление швейцарцев, несмотря на долгое пребывание в русской среде, сохранить взаимные связи (родственные, дружеские, профессиональные); желание их уберечь свои традиции; умение поддерживать высокое качество производимой продукции, а для этого много трудиться; наконец, правильно организовать сбыт продукции для получения максимальной прибыли. Все это отвечало особенностям национального характера швейцарцев: любовь к своей родине, совестливость, трудолюбие, прагматизм61.

Проследить карьеру некоторых швейцарских сыроваров на протяжении значительного времени позволяют делопроизводственные документы Государственного архива Смоленской области. Вот история швейцарца Вильгельма Христиановича Ленгахера, 1876 г. рождения. Он окончил «высшую промышленную школу», приблизительно с 1893 г. с семьей жил в России. На Смоленщине В.Х. Ленгахер занимался сыроварением при крупных имениях (сначала в Вяземском уезде в Масолове, а с сентября 1916 г. в Дорогобужском уезде — Федоровщине)62. Другой швейцарец, Эдуард Христианович Даувальдер, 1872 г. рождения, уже родился в России. Здесь получил домашнее образование (7 лет обучался при учителе), овладел русским и немецким языками, женился и обзавелся детьми. С 1902 г. работал сыроваром и маслоделом «в имениях Сычевского уезда у князя Урусова, у Н.А. Хомякова и в Гжатском уезде у Шапошниковых», а затем с 1906 г. вел дела «по сельскому хозяйству самостоятельно»63.

Несмотря на то что сыроварением в Смоленской губернии стало заниматься местное население, швейцарские сыровары продолжали свою деятельность на Смоленщине. По сведениям Всеобщей переписи населения 1897 г., в Смоленской губернии находился 591 иностранный подданный, при этом Швейцария занимала первое место по числу иностранцев, проживавших на Смоленщине (282 человека, или 47,7 % от общего числа иностранных подданных), на втором месте была Германия (201 человек, или 34 %), на третьем месте — Австро-Венгрия (55 человек, или 9,3 %)64. После 1900 г. поток швейцарских сыроваров продолжал расти, о чем свидетельствуют документы Смоленского губернского жандармского управления.
С началом Первой мировой войны благополучие швейцарской колонии было подорвано, а в годы революции и Гражданской войны практически уничтожено.



1 Алексеева Е.В. Диффузия европейских инноваций в России (XVIII — начало XX в.). М., 2007; Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки. М., 1997; Предпринимательство и предприниматели России. От истоков до начала XX века. М., 1997; Щербина А. Влияние интеграционных и модернизационных процессов на Российскую империю: вторая половина XIX — начало XX столетия // Логос. 2004. № 5. С. 201-215 и др.
2 Степанов А.И. Русские и швейцарцы: Записки дипломата. М., 2006. С. 305. Со ссылкой на: Schweizer im Zarenreich. Zur Geschichte der Auswanderung nach Russland. R. Biihler, H. Gander-Wolf, C. Goehrke, U. Rauber, G. Tschudin, J. Voegeli. Zurich, 1985. S. 203, 370, 491, 495-497, 500-501.
3 Степанов А.И. Указ. соч. С. 336, 305.
4 Schweizer im Zarenreich. S. 519.
5 Rauber U. Schweizer Industrie in Russland: Ein Beitr. zur Geschichte der industr. Emigration, des Kapitalexportes u. des Handels der Schweiz mit dem Zarenreich (1760-1917) / Urs Rauber. Zurich, 1985. S. 460.
6 Tschudin G. Schweizer Kaser in Russland. Zurich, 1988.
7 Tschudin G. Schweizer Kase im Zarenreich. Zur Mentalitat und Wirtschaft ausgewanderter Bauernsohner und Bauerntochter. Zurich, 1990. S. 328.
8 Steinegger K. Die unglaubliche Erzahlung des Alfred Hofer. Taschenbuch, Simowa. S. 115.
9 Степанов A.M. Швейцарцы в России и русские в Швейцарии // Новая и новейшая история. 2006. № 1. С. 120—151; Его же. Русские и швейцарцы: Записки дипломата.
10 Россия—Швейцария, 1813—1955: Документы и материалы. М., 1995.
11 Филиал Государственного архива Смоленской области (далее — ГАСО) в г. Вязьме. Ф. 89. Оп. 1. Д. 357. Л. 55.
12 Государственный архив Смоленской области (далее — ГАСО). Ф. 204. Д. 11, 12, 13.
13 Там же. Ф. 815. Оп. 1. Д. 10. Л. 1-12.
14 Там же. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 518, 533.
15 Автор статьи выражает искреннюю благодарность сотрудникам музея имени А. С. Грибоедова в Хмелите Вяземского района Смоленской области за возможность использования данного источника.
16 Волков-Муромцев Н. В. Юность. От Вязьмы до Феодосии (1902-1920). М„ 1997.
17 Сахаров И. В. Мещерские // Отечественная история: История России с древнейших времен до 1917 года. М., БРЭ. 1994. Т. 3. С. 572-573.
18 Шереметев С. Д. Лотошино. М., 1899.
19 Молочное хозяйство, сыроварение и скотоводство. Сост. по новейшим русским и иностранным источникам и трудов известных специалистов, как-то: придвор. ветеринара Пашкевича, проф. Менделеева, Л. Черняева и др. / Изд. под ред. русского сыровара и фермера Д. Серова. Санкт-Петербург, 1872. С. 4, 38, 41, 257—276; Кондратьев М.Н. Памяти Н. В. Верещагина// Молочное хозяйство. 1907. № 1. С. 271—389.
20 Степанов А.И. Русские и швейцарцы: Записки дипломата. С. 306.
21 Филиал ГАСО в г. Вязьме. Ф. 89. Оп. 1. Д. 357. Л. 55.
22 Там же. Ф. 89. Оп. 2. Д. 442. Л. 146.
23 ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 21. Описание имений. Л. 169.
24 Государственный архив Российской Федерации (далее — ГА РФ). Ф. 109. Оп. 122. Д. 15. Л. 2-2 об.
25 ГАСО. Ф. I. Оп. 1. Д. 21. Л. 11 — 11 об. Рапорт непременного заседателя Гжатского земского суда № 6380 31 декабря 1839 г. смоленскому губернатору и ведомость об иностранцах, проживающих в Гжатском уезде.
26 Там же. Оп. 2. Д. 283. Л. 12.
27 Там же.
28 Там же. Ф. 1. Оп. 3. Д. 785. Л. 17, 52.
29 Там же. Оп. 2. Д. 283. Л. 12.
30 Там же.
31 Там же. Л. 13.
32 Филиал ГАСО в г. Вязьме. Ф. 89. Оп. 3. Д. 353. Л. 7 об.; ГАСО. Ф. I. Оп. 2. Д. 283. Л. 6 об.; ГАСО. Ф. 1. Оп. 3. Д. 785. Л. 12 об., 34 об.
33 Цит. по: Россия-Швейцария, 1813—1955. С. 89.
34 Соловьев Я. Смоленская губерния по наблюдениям барона Унгер-Штернберга//Смоленские губернские ведомости. Прибавление. 1851 год. № 45. Часть неофициальная. С. 317—321.
35 Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Смоленская губерния. Составил генерального штаба штабс-капитан М. Цебриков. СПб., 1862. С. 227.
36 Смоленский вестник. 1878. II (23) июня. С. 2.
37 Там же.
38 Смоленский вестник. 1878. 19 октября (1 ноября). С. 1.
39 Краткие хозяйственно-статистические сведения по Смоленской губернии. Издание Смоленской губернской земской управы. Смоленск: Электротиполитография Я. Н. Подземского, 1912. С. 169. В 1911 г. лидерами по числу сыроварен были уезды: Духовщинский — 38 сыроварен, Вельский — 28 и Дорогобужский — 16, а наименьшее число сыроварен в Рославльском уезде — 5.
40 Смоленский вестник. 1878. 18 (30) июня. С. 4.
41 Жбанков Д.Н. Санитарное исследование фабрик и заводов Смоленской губернии. Вып. I. Смоленск, 1894. С. 7.
42 Там же. С. 4.
43 Отчет инструктора молочного хозяйства Смоленской губернии В.А. Маковского за 1900 год. Смоленск, 1900. С. III—IV. Выражаю благодарность Ю. Шорину, предоставившему информацию об этом издании.
44 ГАСО. Ф. 815. Оп. 1. Д. 10. Л. 1-12.
45 Жбанков Д.Н. Санитарное исследование фабрик и заводов Смоленской губернии. Вып. I. С. 7.
46 Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. СПб., 1900. Т. 30 а. С. 550.
47 Ковалев Ю. П. Транспорт // Смоленская область: Энциклопедия. Смоленск. СГПУ, 2003. Т. II. С. 516.
48 Краткие хозяйственно-статистические сведения... С. 160.
49 Там же. С. 160.
50 Жбанков Д.Н. Санитарное исследование фабрик и заводов Смоленской губернии. Вып. I. С. 7.
51 Краткие хозяйственно-статистические сведения С. 168.
52 Памятная книжка Смоленской губернии на 1903 год. Смоленск, 1902. Вклейка.
53 Отчет инструктора молочного хозяйства Смоленской губернии В. А. Маковского за 1900 год. Смоленск, 1900. С. Ill—IV.
54 Там же.
55 ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 518. Л. 57 об.-58, 133 об.-134, 181 об., 183. Об усадьбе подробнее см.: Тихонова А.В. Смоленская усадьба «Ма- чулы» // Русская усадьба: Сборник Общества изучения русской усадьбы. М„ 2001. Вып. 7 (23). С. 450-456.
56 Информация о сыроварах Витверах см.: ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 518. Л. 5 об.—6, 17 об.-18, 42 об.-44 и др.; Д. 498. Л. 35.
57 ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 518. Л. 24 об.-25; 45 об.-46, 114 об.-115, 125 об.-126, 203 об.-204, 217 об,—218, 255 об.-256, 293 об.-294, 403 об.-404.
58 ГАСО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 12. Л. 70 об,—71.
59 Волков-Муромцев Н. В. Юность. От Вязьмы до Феодосии (1902-1920). М„ 1997. С. 72-73.
60 ГАСО. Ф. Р-161. Оп. 1. Д. 584. Л. 85; ГАСО. Ф. Р-78. Оп. 1а. Д. 87. Л. 366.
61 Степанов А.И. Русские и швейцарцы: Записки дипломата. С. 302.
62 ГАСО. Ф. 1289. Оп. 1. Д. 518. Л. 56 об.-57, 134 об.—135, 183 об.-184.
63 Там же. Ф. Р-78. Оп. I. Д. 488. Л. 1.
64 Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. XL. Смоленская губерния. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. СПб., 1904. Краткий обзор цифровых данных по Смоленской губернии. С. XVI—XVII.


Просмотров: 14153

Источник: Тихонова А.В. Швейцарские предприниматели и создание промышленного сыроварения в Смоленской губернии в XIX — начале XX в. // Экономическая история. Ежегодник. 2008. М.: Российская политическая энциклопедия, 2009. С. 82-102



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X