Самолёт "Максим Горький" (Техника-молодежи, N5, 1934)

АНТ-20 «Максим Горький» — советский агитационный, пассажирский многоместный, 8-моторный самолёт, самый большой самолёт своего времени с сухопутным шасси. Построен на авиационном заводе города Воронежа. Создан по инициативе писателей для того, чтобы отметить сорокалетний юбилей литературной деятельности Максима Горького. Это был самолёт-гигант с размахом крыла 63 м. и 8 двигателями.

Самолёт-гигант должен был возглавить агитэскадрилью имени Максима Горького.

4 июля 1933 была начата постройка и 3 апреля 1934 готовый самолёт был вывезен на аэродром, 24 апреля он был принят специальной комиссией. 17 июня 1934 летчик-испытатель М. М. Громов выполнил на АНТ-20 первый полет продолжительностью 35 мин. Второй полёт состоялся через два дня над Красной площадью во время встречи челюскинцев. Самолёт эскортировали два истребителя И-5. М. М. Громов и Н. С. Журов на этом самолёте в том же 1934 году установили два мировых рекорда, подняв груз массой 10000 кг и 15000 кг на высоту 5000 м. После испытаний он был передан в агитэскадрилью им. Горького. На самолёте во время визита в СССР совершил полёт Антуан де Сент-Экзюпери.

18 мая 1935 во время демонстрационного полёта из-за того, что истребитель И-5 под управлением испытателя Н. П. Благина во время выполнения "мёртвой петли" врезался в воздухе в АНТ-20, "Максим Горький" и И-5 разбились в авиакатастрофе. Погибло 46 человек, в том числе Благин, оба пилота «Максима Горького», 10 членов экипажа и 33 пассажира — сотрудники ЦАГИ и их родственники, в том числе 7 детей.

Ну а сейчас мы предлагаем вашему вниманию рассказ об этом самолете, напечатанный на страницах "Техники-Молодежи" весной 1934 года. Материал взят с сайта История пропаганды.

--



Н.Бобров. "Максим Горький"



Буревестник




Вы его увидите на голубом небе совсем не таким, каким он выглядит на земле. Правда, с земли он покажется невероятно большим; своими крыльями он закроет кусок неба, а его огромные рули напомнят крылья обыч­ного самолета.

Небывалый по величине в мире, почти в два раза больше самых больших сухопутных аэропланов, гигантский агитсамолет «Максим Горький» построен всей Страной советов на общественные средства. Трудящиеся собира­ли рубли, рубли отвердевали сталью и алю­минием.

Теперь он, как и живой Максим Горький, будет бороться за пролетарскую социалисти­ческую культуру.

Повинуясь воле летчика, воздушный ко­рабль будет летать над огромной Страной советов и разбрасывать с борта видимые и невидимые зерна этой культуры—листовки, музыкальные звуки, смелые большевистские мысли.

Ну и до чего же он громадный, если подой­ти к нему близко! Крылья, в которых размеще­ны каюты, бензиновые баки, разные служеб­ные помещения, — эти крылья широки, как улица. По крыльям могли бы двигаться сво­бодно в два ряда автомобили.

А колеса… Они высотой в два метра. Ре­зиновая покрышка их, туго накаченная, ши­риной почти в метр. Какие-то краники, мед­ные трубки опутывают ногу шасси. Это приспособления, необходимые для торможения колес. Иначе гигантский самолет потребовал бы больших посадочных площадей.

Между колесами расстояние в 12 м. Между ними можно поставить вместе с крыльями са­молет АНТ-1.

Если посмотреть по направлению к хво­сту, то можно увидеть тоже какие-то трубки, внутри которых проходят канатики с малень­ким грузиком конической формы. Это — радиоантенна, которая выпускается во время полета. Грузик натягивает канатик, иначе он, откидываемый воздушным потоком, может запутаться в хвосте самолета.

Поднимем голову: на передней кромке крыльев расположены 6 моторов. А там, на спине фюзеляжа, на общей моторной раме стоят еще два мотора, снабженные также винтами.

Грандиозная мощность моторов около 7 тыс. л. с. — позволяет гиганту-самолету не­сти на себе в воздухе почти 7 т полезного груза, не включая большего запаса горючего, рассчитанного на полет в 2 тыс. км без по­садки со скоростью 220—240 км в час.

Но поднимемся по широкому с удобными перилами трапу во внутрь корабля. Во время полета лестница, как и трап морского судна, убирается и служит полом буфетного поме­щения.



"Глаза" великана

Проследуем на самый нос самолета.

Мы – в великолепном полуовальном сплошь застекленном салоне. Это самое лучшее место для обозрения во время полета развертывающегося горизонта. Здесь сидят в мягких креслах культурные работники, журналисты, члены редколлегии. Они разбирают принятые с земли телеграммы, пишут листовки, брошюры.

Здесь же в салоне приготовлено место и для штурмана. Штурман на «Максиме Горьком» отвечает за точное выполнение маршрута, за безопасность выбранного пути. Перед ним помимо обычных приборов имеется аэронавигационный радиоприемник. Этот приемник позволяет штурману держать курс на работающий радиомаяк, который посылает лучи радиоволны в определенном нап­равлении. Самолет все время находится в ­зоне этого луча. Как только корабль отклониться от зоны луча, радиосвязь нарушается, штурман снова «нащупывает» луч и корректирует курс корабля.

Но что это.за круглое тело у ног штурма на, на которое упирается стол?

Это «глаз» воздушного великана, прожектор-искатель в 1 800 тыс. свечей. Такого прожектора в воздухе еще не бывало. С тысячеметровой высоты он отчетливо освещает рельеф местности. Другие два прожектора, посадочные, посылают также яркие снопы света.

К салону примыкает пилотская кабина. В нее, мы входим через двухстворчатую дверь.

По бокам кабины стоят кресла, располо­женные на такой высоте, что пилоту открывается хороший обзор вперед и в стороны. Ряд приборов — циферблатов со стрелками, рычагов, выключателей — окружает летчика, Сюда сходятся все нити управления гигантским воздушным кораблем. Под сидением летчика опять какие-то тормоза, педали, рычаги, а сзади пилота — кнопка. С помощью ее летчик зажигает или тушит прожектор.

Летчику достаточно также двинуть рычажком, как приводится в действие сложный электрический механизм, который поднимает или опускает гигантские плоскости на хвосте самолета – так называемый стабилизатор. Стабилизатор «Максима Горького» так велик, что человеческих усилий не хватит для того, чтобы его двигать.

Приборы в пилотской кабине — искусственный горизонт, указатели поворота, направления полета, скорости, скольжения само­лета в дополнении с магнитным компасом высотометром — дают летчику полную возможность вести гигантский корабль в облаках, тумане, темной ночью, при неблагоприятных метеорологических условиях, т. е. когда летчик ведет самолет, не видя земли пользуясь только показаниями приборов.

Но один из самых замечательных приборов на «Максиме Горьком» это автопилот. Автопилот—это прибор для автоматического самолетовождения. Автопилот представляет собой как бы механического летчика. Он облегчает работу летчика в пути.

Нам с земли воздушная стихия кажется как будто однообразной, ровной. А на самом де­ле в воздушном пространстве есть и «бугры» и «ямы», «подъемы» и «спуски».

Автоматическое пилотирование — огром­ное достижение современной техники. Малейший уклон самолета контролируется чувстви­тельным прибором.

Представьте, «Максим Горький» оторвался от Московского аэродрома. Пилот выровнял машину и положил курс на Ленинград. Он проверил моторы, включил автопилот. Он спокоен. У него есть время заняться другими приборами. Он может поговорить по телефо­ну, написать записку. Автопилот настолько надёжен итожен, что летчик может даже сой­ти со своего места.



"Голос с неба"

Пойдемте дальше…
К пилотскому отсеку примыкает довольно большое помещение радиопередающего центра. Эта радиостанция оборудована не менее богато, чем земная. Виден аншлаг – «Микро­фон включен». На стене висит укрепленный кронштейном мощный длинноволновый пе­редатчик большого радиуса действия — на 2 тыс. км. Рядом с ним установлен второй передатчик — коротковолновый. С правой стороны от прохода помещается мощный выпрямитель для питания током обеих ра­диостанций, тут же расположен усилитель для громкоговорителя — «голоса с неба».

Снизу крыльев «Максима Горького» видны отверстия мощных рупоров громкоговорящей установки. Из рупора понесутся на землю мощные звуки речей, музыки. С тысячемет­ровой высоты звуки будут отчетливо слыш­ны на площади в 10—12 км2.

Воздушная АТС

Средний проход ведет в следующее поме­щение. В нем две кабины. Одна комнатка для машинистки. Против этой комнатки стоит лестничка, которая ведет в кабину главного инженера корабля. Опять краники, прибор­ные доски. Над головой инженера целлулоидный фонарь, из которого открывается хо­роший обзор.

Естественно, эксплуатация 8 моторов на самолете «Максим Горький» требует индиви­дуального обслуживания каждого мотора. Механики, находящиеся в крыльевых каби­нах, контролируют работу вверенных им мо­торов. Главный же инженер корабля контро­лирует работу механиков и всех восьми мо­торов.

Но зайдемте еще в одну маленькую ком­натку, расположенную за стеной радиопередающей станции. В ней помещается АТС — автоматическая телефонная станция. АТС на самолете устанавливается впервые в мире. АТС нужна на воздушном «Максиме Горьком» для внутренней связи экипажа и пассажиров.

Прямоугольный ящик АТС подвешен на пружинном амортизаторе. Занятый номер телефон-автомат отмечает сигналом. На ле­тящем самолете очень шумно от гула мото­ров, поэтому в помещении АТС находится усилитель. Речь, несущаяся из телефонных трубок на «Максиме Горьком», будет слышна гораздо ясней, чем в обычных земных аппара­тах. Переспрашивать по телефону врядли придется.

Кинотеатр

Пересечем коридор, ведущий в крылья, и пойдем дальше вдоль фюзеляжа к хвосту. Мы попадаем в буфет.

Уютная большая комната. Ее стены обиты шелково-шерстяной материей серо-коричневого цвета с белыми прожилками. По низу стены проходит панель из тисненого под свиную кожу дерматина. Вдоль стены — большая буфетная стойка. По бокам комна­ты укреплены по четыре мягких кресла с подлокотниками из орехового дерева, покрытые суровым тиком. Между кресел стоят полированные столики. На белоснежных ска­тертях резко выделяются приборы и легкие, на шарнирах, настольные с шелковыми аба­журами лампы. Через небольшие окна в по­толке льется дневной свет. Вечером окна задергиваются шелковыми занавесками. Тогда вспыхивают электрические плафоны, озаряя комнату ровным матовым светом.

Минуем буфет, еще одну комфортабельно обставленную комнату для пассажиров, — мы в кинопроекционной. На стене висит мо­талка для перематывания киноленты, по уг­лам стоят невысокие шкафы, служащие одно­временно и столиками. Это – фильмостаты, шкафы для хранения кинолент.

Бросается в глаза стол для кинопроектора, поставленный вопреки всем правилам: симметрии наискосок. Это — не каприз. Это не желание искать каких-то «футуристических» положений. Нужно было кинопроекционный аппарат поставить таким образом, чтобы лу­чи через дверь, вделанную в борту самолета, отражались не на крыле, а на экране.

Экран площадью в 27 м2 раскидывается во время стоянки самолета на специальной раме.

Под окном в помещении кинопроекцион­ной находится маленький прибор серебристо-серого цвета. Это усилитель для звуковой установки, заставляющий говорить «немых участников» кинокартины. Звук, идущий с экрана «Максима Горького», превосходит по -качеству звучание многих кинофильмов в столичных театрах.


150 слов в минуту

Сзади кинорубки проходит коридор. По бокам его — справа уборная, слева — рубка диктора. Рубка диктора – самое тихое поме­щение на самолете. Она изолирована звуко­непроницаемой перегородкой.

Над столом диктора на амортизаторах висит мраморный микрофон, а над ним све­товой сигнал — микрофон включен. Диктор рассказывает с летящего самолета людям на земле о впечатлениях полета, о том, что он видит с борта, передает на землю и одновре­менно пассажирам свежие, только что при­нятые радиограммы.

Но что помещается в этой комнате в хво­сте фюзеляжа? Почему она так далеко расположена? Чтобы избавиться от помех? От гула моторов? Да. Здесь помещается приемный радио­центр. Радиоприемники этой станции прини­мают земные станции, коротковолновые, широковещательные, любительские. Здесь работает и прибор, записывающий радиопере­дачу на ленту по принципу азбуки Морзе. Скорость приемки—150 слов в минуту, считая слово «Париж» за среднее слово. Здесь работает знакомый всем радиолюбительский приемник ЭЧС-3.

Таким образом радист может принимать на адрес летящего «Максима Горького» широковещательные программы союзных и ев­ропейских станций и транслировать их как Пассажирам, так и через «голос с неба» на землю.

А дальше, в глубине богатырского кор­пуса, если открыть люк, виден длинный, постепенно сужающийся коридор. В ажурном рисунке переплелись мощные металлические трубы, лонжероны, нервюры, шпангоуты.

В этом коридоре и сложен киноэкран. В нем помещается пушка для пиротехнических световых эффектов.




Воздушный агитатор

Мы прошли вдоль самолета, но на этом не заканчивается еще наше путешествие. Нам остается пройти как бы поперек его, вдоль толстых крыльев, в которых находится также много служебных помещений и кают.

Из довольно широкого коридора, пересе­кающего гигантский самолет поперек, откры­вается на внутренности крыльев необыкно­венное зрелище. Величественно покоятся огромные бензиновые баки, окрашенные в желтый цвет. Они опутаны сетью бензиновых трубок. На потолке — тоже трубки, провода, уложенные стройными рядами. Они проходят между стрингерами, нервюрами и убегают куда-то вдаль, на самый конец крыла.

До середины крыла можно идти, не наги­бая головы. На самом конце крыла укрепле­ны сигнальные аэронавигационные огни, ко­торые ночью определяют размеры воздуш­ного исполина.

Далеко за бензиновыми баками находятся парашютные посадочные ракеты. Летчик нажимает кнопку, ракета выска­кивает из трубки, вытягивает за собой не­большой парашют и, ярко горящая, медленно спускается на землю. Парашют служит как бы абажуром, предохраняющим летчика от ослепления и направляющим отраженный свет на землю.

Ближе к фюзеляжу самолета в левом кры­ле находятся гардеробное помещение и умывальная комната, а напротив через коридор – типография и упаковочная.

8 тыс. оттисков за два часа может напеча­тать типографская машина «Максима Горь­кого». Напечатанные листы брошюруются, укладываются в кипы, широким веером летят с борта самолета на землю. Листовки проникают в самые отдаленные уголки Со­ветского союза, обогащают трудящихся зна­ниями, помогают проводить в жизнь волю рабочего класса, исторические указания т.Сталина и решения партии и прави­тельства.

Этот же коридор ведет в левое крыло. Открываем дверь в спальную четырехмест­ную каюту, обставленную мягкими диванами. К спальной каюте примыкает фотолаборато­рия. В ней стоит шкаф для хранения хими­катов, стол, для обработки негативов. Над столом висит бак с водой.

Фотолаборатория обслуживает фотосним­ками газету «Максима Горького». Колхозные поля, совхозы, фабрики, заводы, ударники – все пройдет перед объективом фотоаппара­та. В помощь ему на «Максиме Горьком» работает «хроникальная съемочная камера» с достаточным запасом киноленты.

Летающая ЦЭС

Невольно возникает вопрос: откуда же бе­рется электроэнергия для питания током кино, типографии, радиостанций, прожекто­ров, приборов, внутреннего освещения, упра­вления отдельными органами самолета?

12 тыс. м электропроводов опутывают тело великана. По ним бежит ток из центральной электрической станции, находящейся в пра­вом крыле.

Электростанция «Максима Горького», со­стоящая из двух бензиновых двигателей и динамо-машины, вырабатывает постоянный и переменный ток.

Впервые в истории авиации применяется на самолете переменный ток в 120В (до сих пор вес самолеты в мире питались постоян­ным током максимального напряжения в 24 вольта). Поэтому пришлось обратить самое серьезное внимание на распределение этого тока в сети, на измерение контрольно-из­мерительных приборов, работающих безот­казно в летных условиях.

В помощь большой ЦЭС на «Максиме Горьком» работает маленькая станция с аккумуляторами, В случае аварии большой ЦЭС аккумуляторы обеспечивают дежурное осве­щение и работу необходимых механизмов.

Электрическая энергия, вырабатываемая на «Максиме Горьком», может зажечь 620 лам­почек или, другими словами, осветить посе­лок в 200 дворов.

Таков воздушный гигант. Много трудно­стей пришлось преодолеть строителям воздушного великана. Но слишком велико было желание сделать самолет, какого еще не видел мир. И это желание, конденсированная техническая мысль советских конструкторов

и энтузиазм строителей создали этот заоб­лачный университет.

Все в нем новое. Все — советское. 7 тыс. л.с, сходящих с 8 винтов «Максима», оторвут его могучее тело от земли. Провожающие еще долго будут любоваться его темно-красными плоскостями огромными буквами «МГ» и пятиконечной звездой.

Не успеет воздушный гигант скрыться от взоров провожающих, как на его борту за­кипит рабочая жизнь. И поплывет он над на­шей страной, разбрасывая с борта видимые и невидимые зерна социалистической культу­ры — листовки и музыкальные звуки, смелые большевистские мысли.


Просмотров: 11509



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X