История противостояния норманизма и антинорманизма

В 862 году, согласно Повести временных лет, племена ильменских словен, кривичей, мери и чуди призвали варяга Рюрика с братьями Синеусом и Трувором на княжение в Новгород в 862 году. Эта дата считается зарождением русской государственности, 1150-летие которой, согласно указу президента РФ, будет отмечаться в 2012 году.
Кем были варяги - скандинавами, балтийскими славянами или кем-то ещё? Споры эти не утихают и по сей день. В этой заметке - краткая история противостояния соответствующих версий, которые получили название норманизма и антинорманизма.


Мы не ставим своей целью рассказать аргументы обеих сторон - этому посвящено большое количество объёмных трудов, с двумя из которых вы можете ознакомиться на нашем сайте:
1. Лев Клейн. Спор о варягах (норманизм)
2. Сборник трудов Изгнание норманнов из русской истории (антинорманизм).

Если же вы хотите краткий обзор аргументов и тех и других, тогда рекомендуем вам следующие материалы:

1. Передача Час истины (с расшифровкой). Русь изначальная. Происхождение варягов, норманизм и антинорманизм Андрей Сахаров и Вячеслав Фомин выдвигают антинорманские доводы.

2. Лев Клейн отвечает на критику антинорманистов. Норманист Лев Клейн даёт свой ответ на выдвинутые в передаче "Час истины. Русь изначальная" аргументы А. Сахарова и В. Фомина.


Речь в этом материале пойдёт о том, как политика влияет на историческую науку - в данном случае на противоборство норманизма и антинорманизма.

Как рассказывает в своей статье Утопические истоки норманизма: мифы о гипербореях и рудбекианизм Л.П. Грот, началось всё в Швеции в 17 веке. Шведский учёный Буре занимался изучением греческих гиперборейских мифов в период с 1610 г. по 1613 год, и пришёл к выводу, что Швеция – родина слонов что Скандинавский полуостров - это страна гипербореев, описанная в древнегреческих мифах, а свеи - это гипербореи, от которых греки получили своих самых древних богов. Следовательно, древнегреческие культы имеют скандинавские истоки, а храм в Упсале - храм Аполлона. В дальнейшем эту идею развивали шведские учёные Штэрнъельм и Рудбек. Так было положено начало теории, что вся европейская культура выходит из Швеции.

В 1614-1615 гг. дипломат П. Петрей публикует свое историческое сочинение, в котором родоначальник древнерусской княжеской династии Рюрик неожиданно объявляется выходцем из Швеции. Рассуждения П. Петрея о летописных именах русских князей разительно напоминают рассуждения Г. Штэрнъельма о древнегреческих именах как искажённых шведских. Так, если, согласно Г. Штэрнъельму, имя гиперборейского мудреца Абариса – это искажённое шведское Эварт или Ивэрт, то, согласно П. Петрею, имена древнерусских князей Рюрика, Трувора и Синеуса – это искажённые шведские имена Эрика, Сигге и Туре.
Несостоятельность построений о том, что греческая культура корням уходит в Скандинавию, была доказана во второй половине 18 века, однако норманнская теория происхождения варягов продолжила своё победное шествие.

В России идеи норманизма начали продвигать Герард Фридрих Миллер и Готлиб Зигфрид Байер – немецкие историки, приглашённые в Россию в 1725 году. В 1747 году Миллер принял русское подданство и 20 ноября был назначен историографом Российского государства.

В 1749 году он подготовил речь «Происхождение народа и имени российского» для торжественного заседания. Некоторые из академиков (Ломоносов, Крашенинников, Попов) нашли её «предосудительной России». Миллер обвинялся в том, что «во всей речи ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше, что к бесславию служить может, а именно: как их многократно разбивали в сражениях, где грабежом, огнем и мечом пустошили и у царей их сокровища грабили. А напоследок удивления достойно, с какой неосторожностью употребил экспрессию, что скандинавы победоносным своим оружием благополучно себе всю Россию покорили». По Миллеру, именно скандинавы (они же германцы) вывели славян на широкую историческую дорогу.

Естественно, в своей критике Миллера (и Байера, на исследования которого опирался Миллер) Ломоносов касался не только патриотических чувств и престижа страны, но и научных методом, использовавшихся Миллером. В частности, он писал:

«Последуя своей фантазии, Байер имена великих князей российских перевертывал весьма смешным и непозволительным образом для того, чтобы из них сделать имена скандинавские; так что из Владимира вышел Валдмар, Валтмар и Валмар, из Ольги — Аллогия, из Всеволода — Визавалдур и проч... Ежели сии Бейеровы перевертки признать можно за доказательства, то и сие подобным образом заключить можно, что имя Байер происходит от российского Бурлак. Я не спорю, что некоторые имена первых владетелей российских и их знатных людей были скандинавские, однако из того отнюдь не следует, чтобы они были скандинавцы. Почти все россияне имеют ныне имена греческие и еврейские, однако следует ли из того, чтобы они были греки или евреи...»




В этом споре Ломоносов оказался сильнее. Уже напечатанная речь была уничтожена, а Миллер на один год был разжалован из профессоров в адьюнкты. Однако вскоре он был прощён. Так закончилась первая публичная дискуссия по вопросу происхождения варягов.

Однако, так как в то время немцев среди российских историков было большинство, к началу 19 века норманнская теория происхождения варягов стала доминирующей, и общепринятой в том числе и среди историков русского происхождения. Особенно поспособствовали этому немецкие историки на русской службе Шлёцер и Куник. Во вступлении к сборнику "Изгнание норманнов из русской истории А.Н. Сахаров и В.В. Фомин дают краткий обзор развития норманской теории и пишут, что

"в 1834 г. О.И.Сенковский уверял, «что не горстка солдат вторглась в политический быт и нравы человеков, или так называемых славян, но что вся нравственная, политическая и гражданская Скандинавия, со всеми своими учреждениями, правами и преданиями поселилась на нашей земле; эта эпоха варягов есть настоящий период Славянской Скандинавии», что восточные славяне, утратив «свою народность», сделались «скандинавами в образе мыслей, нравах и даже занятиях», в связи с чем произошло общее преобразование «духа понятий, вооружения, одежды и обычаев страны», образование славянского языка из скандинавского".


Такого рода воззрения получили название «ультранорманизм».

Ситуация стала меняться в начале второй половины 19 века, когда уже появилась «критическая масса» русских учёных антинорманистов - Гедеонов, Иловайский, Забелин, Костомаров.

Вторая публичная дискуссия по вопросу происхождения варягов состоялась через 111 лет после первой. 19 марта в Санкт-Петербургском университете состоялся диспут между норманистом Погодиным и антинорманистом Костомаровым. Впрочем, Костомаров отстаивал ту версию, что варяги были не славянами, а происходили из литовского края Жмудь. Версия эта самими антинорманистами вскоре была отвергнута, был важен сам факт того, что вопрос о происхождении варягов опять встал на повестку дня.

В своей книге «Спор о варягах» известный норманист Лев Клейн приводит не только аргументы в пользу норманизма, но и рассказывает историю противостояния норманизма и антинорманизма. Вот что он пишет о том, какое внимание привлёк этот диспут между Погодиным и Костомаровым в обществе:

Билеты продавались по неслыханно высоким ценам: в 3-5 рублей (два с полтиной в то время — это была цена овчинного полушубка или пуда осетрины), даже чтобы попасть на хоры, нужно было уплатить полтора рубля. Задолго до диспута публика записывалась в очередь. Две тысячи билетов расхватали в несколько часов. Перед самым открытием билеты перекупались с рук за совершенно баснословную сумму — по 50 рублей за билет!

Как писали тогдашние газеты, в зале было много «ученых, литераторов, военных, студентов, — и даже несколько дам»



Диспут между Н.И.Костомаровым и М.П. Погодиным о происхождении Руси. Карикатура из журнала. Из коллекции музея «Истории СПбГУ»

Вот чем закончился этот спор:

Спор близился к концу. Противники отыскали точки соприкосновения своих схем и шли на перемирие, оставаясь каждый при своем убеждении в основных вопросах:

«г. Костомаров: Я допускаю возможность, что в той литовской колонии, которая к нам пришла, могло быть незначительное число норманнов.

г. Погодин: Это для меня главное — присутствие норманнского элемента. Я сделаю сравнение: капля вина сообщает вкус воде в целом стакане, эта капля — норманны...».

Костомаров на это заметил, что не верит в гомеопатию. Турнир закончился. Обоих диспутантов вынесли из зала на руках. Все же оба остались разочарованными.


В последние десятилетия 19 века антинорманизм стал официальной догмой, а варягов стали считать балтийскими славянами (этой же версии придерживался и Ломоносов).

При этом, поскольку антинорманизм стал официальной версией, то, естественно, у оппозиционно настроенной интеллигенции в пику царской власти популярен стал норманизм. Большевики, полностью отрицавшие царские порядки, в учебниках истории опять вернулись к норманнской версии происхождения Рюрика.

Однако, в конце 30-х годов, когда стало очевидно, что мировая революция откладывается, а Вторая мировая война неизбежна, руководство страны задумалось о воспитании патриотизма. Стали появляться фильмы патриотического толка «Пётр Первый», «Александр Невский», «Суворов», а варягов опять стали считать славянами. Причём для обоснования этого был привлечён марксизм.
Как пишет в уже упоминавшейся книге Л.С. Клейн, академик Б. Д. Греков, профессора С. В. Юшков, С. В. Бахрушин, В. В. Мавродин "пришли к убеждению, что «норманнская теория» в корне враждебна марксистскому пониманию истории, так как марксизм вообще отвергает возможность создания государства волею и деятельностью отдельных героических личностей и небольших дружин, кто бы они ни были — варяги или не варяги".

Важность проблемы усугублялась тем, что в «Майн Кампф» Гитлер использовал норманнскую теорию для своей пропаганды. Он писал

«организация русского государственного образования не была результатом государственно- политических способностей славянства в России; напротив, это дивный пример того, как германский элемент проявляет в низшей расе свое умение создавать государство».

В СССР «Майн кампф», конечно, не издавалась, однако была издана в других странах, и научные работы антинорманистов должны были поработать своеобразным «противовесом» для европейского читателя.

Как и следовало ожидать, раз антинорманизм опять стал официальной доктриной, интеллигенция стала придерживаться норманизма, что особенно сильно стало проявляться после смерти Сталина. Впрочем, в 1950-е годы позиция советского антинорманизма изменилась. Если ранее антинорманисты отрицали факт того, что Рюрик с дружиной были скандинавами, то теперь они с этим соглашались, но утверждали, что на создание государственности скандинавы серьёзного влияния не оказали, т.к. государства образуются не за один день, а являются результатом длительных и сложных процессов в истории. Норманисты же настаивали на том, что скандинавы оказали сильное влияние на развитие Древней Руси.

Одним из очагов норманизма стал семинар по «варяжскому вопросу», организованный в 1964 году Л.С. Клейном на кафедре археологии исторического факультета ЛГУ.
Вот что пишет Л.С. Клейн в своей книге «Спор о варягах»:

Между тем хрущевская оттепель отошла в прошлое. На идеологическом небе взошла тусклая звезда Суслова. Мороз догматизма крепчал. Однако партийному руководству посещать лекции для идеологического контроля у нас в Университете было не принято. Решено было спровоцировать меня на публичное выступление по норманнской проблеме. Если я выскажусь откровенно и в том духе, в котором, по слухам, высказывался на лекциях, то тут меня и прихлопнут. Поступят, как обычно поступают с «идеологическими диверсиями»: примут соответствующее постановление партбюро и т. д. Если же я струхну и заговорю, как положено, т. е. антинорманистски, то с каким лицом я назавтра выступлю перед студентами? Популярность моя резко упадет, и можно будет закрыть эту тему.
В конце 1965 г. на факультете по инициативе партбюро была запланирована публичная дискуссия по варяжскому вопросу. Наш семинар обязали представить докладчиков — с тем, чтобы мы подставились под удар. Против нас должен был выступить известный специалист по этой теме из Института истории Академии наук СССР И. П. Шаскольский. Только что вышла его книга «Норманнская теория в современной буржуазной науке»


В своей речи на этом диспуте Лев Клейн активно использовал советско-марксистскую риторику. Он указал, что сейчас (в 1950-е - 1960-е годы) антинорманистские исследования русских эмигрантов, проживающих на Западе, поддерживаются враждебными СССР силами:

Теперь главное в их пропаганде — не идея бессилия славянства и его вечной зависимости от Запада, а попытки противопоставить славянский мир как жуткую азиатскую угрозу всей остальной Европе и попытки сыграть на противоречиях между народами Восточной Европы. Это выражается в попытках разжигать национализм различных народов Восточной Европы, каждого по отдельности, с намерением раздуть шовинизм, направить против других, вызвать взаимное раздражение и озлобление. В попытках противопоставить националистические традиции («посконную самобытность») «европейским чуждым влияниям» от варяжского до петровского и от робеспьеровского до марксистского — все это, де, чуждо Востоку, не воспринимается, не оставляет следа, ибо оно ненормально для Востока... Это выражается также в попытках противопоставить исторические пути и судьбы западно- и центральноевропейских народов путям и судьбам народов Восточной Европы. Там, на Западе, в культуре до сих пор чувствуется могучая база римской цивилизации, а здесь — совсем иная история, иные традиции, чуждые, азиатские, опасные для Европы.
Новая (и обновленная старая) терминология отражает новые установки. «Различие между западной и азиатской оценками человека», «западная солидарность»... Остфоршер Ф. Тисс пишет: «Когда мы в настоящее время говорим о Западе, то мы думаем не о современной коалиции, а об исторических и религиозных предпосылках, из которых выросло это общество» («Исторические основы противостояния Востока и Западу»). Другой остфоршер, Эм. Францель:
«Восточная Европа полностью усвоила азиатский характер, и... в это расплывчатое пространство все сильнее проникают восточные принципы азиатского деспотизма и азиатский образ жизни. И если эти азиатские тенденции вторглись в самый центр Германии, то это не в последней степени зависит от истории России».


С другой стороны Клейн подчеркнул, что современные антинорманисты не отрицают скандинавского происхождения Рюрика и его дружины. Однако, чтобы его не заклеймили, как «норманиста», он в своей речи переопределил это понятие:

Норманизм, с моей точки зрения, — это утверждение природного превосходства норманнов (северных германцев) над другими народами и объяснение этим превосходством исторических достижений этого народа — как мнимых, так и действительных. Это разновидность биологического детерминизма в истории (расизма). Это не научное течение вообще. Впрочем, такая оценка не означает, что само оно и его псевдонаучные доводы должны быть оставлены без научного анализа — нужны их разбор и опровержения, а не только политическое разоблачение.
А что же все остальные положения, принимаемые за норманизм, остальные ступеньки лестницы?
А это не норманизм.

Даже если они решают вопрос «в пользу норманнов», может быть, их можно называть «норманнской гипотезой» — и такие гипотезы правомерны. Нельзя заранее априорно, закрыть возможности таких решений. «Журналист не должен торопиться порицать гипотезы, — писал в свое время не кто иной, как М. В. Ломоносов. — Оные... единственный путь, которым величайшие люди успели открыть истины самые важные». Не будем же «торопиться порицать» и норманнскую гипотезу.


Благодаря умело построенной речи Клейна варяжский семинар на истфаке ЛГУ продолжил свою работу. Версия о том, что варяги были скандинавами, стала официальной и была прописана в учебниках истории. В позднесоветское время наиболее видным историком, который отрицал норманнское происхождение варягов, был Аполлон Кузьмин.

После распада СССР государство не занималось утверждением каких-то догматов в истории, поэтому на проблему происхождения варягов смена политического режима никакой роли не оказала.
Развитию антинорманской теории в современной России поспособствовал А.Н. Сахаров, с 1993 по 2010 год возглавлявший Институт российской истории РАН. В 2003 году Русским историческим обществом был издан сборник трудов «Антинорманизм». В 2009 и 2010 году Институт российской истории издал два тома из серии «Изгнание норманнов из русской истории».
Современные антинорманисты, наиболее видные из которых – А.Н. Сахаров, В.В. Фомин и Л.П. Грот, вернулись на позиции антинорманистов 19 века и стоят на той точке зрения, что варяги были балтийскими славянами, а не скандинавами.
Ответом на активизацию антинорманистов стало издание книги Л.С. Клейна «Спор о варягах», которая тут уже цитировалась. Основная часть её была написана ещё в 1960-м году, но тогда автор не решился её опубликовать, книга распространялась через самиздат.

22 июля 2011 года президент Медведев на совместном заседании президиумов Совета по культуре и искусству и Совета по науке, технологиям и образованию, посвящённое подготовке к празднованию 1150-летия зарождения российской государственности, заявил:

«…всякого рода негативистские концепции, отрицание вообще правовой природы Российского государства, пренебрежение нашими правовыми традициями, ощущение того, что мы какие-то неполноценные, вплоть до того, что нам государство занесли откуда-то из Западной Европы, а сами мы до этого не могли додуматься, – мы все понимаем, что это, конечно, абсолютное заблуждение, и в то же время достаточно вредная вещь».


Неизвестно, что Медведев думает о происхождении варягов, но, как видно из этой цитаты, он стоит как минимум на позициях позднего советского антинорманизма, отрицавшего то, что русская государственность возникла благодаря скандинавам. Государство опять начало вмешиваться в долгий спор норманистов и антинорманистов.


Просмотров: 41110



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 1
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Олег 2017-07-16 15:40:40
Клейн лжет - официальной точкой зрения советских историков был норманизм, чтобы убедиться в этом достаточно открыть любой учебник истории советского периода. И это неудивительно - по поводу "варяжского вопроса" в свое время совершенно определенно высказался К. Маркс. Поэтому большие проблемы грозили скорее антинорманистам, а не Клейну и ему подобным.
Выкинуть из норанизма нацистские по своей сути идеи, чтобы сохранить остальное обьявив все это не норманизмом, а "норманской теорией"! Да это не археолог, а балаганный фокусник!
X