Приговор за отказ вступления в колхоз - общественное порицание. 1930-й год

Вашему вниманию предлагается судебный приговор по делу об отказе вступления в колхоз троих крестьян деревни Русловка Ковровского района, опубликованный в журнале Судебная практика РСФСР, N2 за 1930-й год. Скан взят из ЖЖ ihistorian.

Владимирский окружной суд следующим образом изложил в приговоре от 15 ноября 1929 г. сущность действий осужденных. В момент организации колхоза в деревне Русловка Ковровского района, который приурочивался ко дню коллективизации и урожая, крестьяне данной деревни единодушно записались в колхоз, что и было зафиксировано протоколом общего собрания от 13 октября 1920 г. Однако, на другой день, т. е. 14 октября, гр-не Тараканов, Швецов и Трубяков, сговорившись между собою и собрав несколько человек крестьян, обсуждали вопрос о том, выгодно ли им быть в колхозе и порешили, что им в колхозе невыгодно, так как обработка земли потребует большого труда на их тягловую силу при обслуживании колхозников без лошадников, при чем тут же был составлен список лиц, выходящих из колхоза, и в этот список были включены по инициативе обвиняемых и те крестьяне, которые не присутствовали на этом собрании.

Суд считает, что «обвиняемые являются зажиточными крестьянами, и хотя их хозяйства относятся к разряду средних, тем не менее эти хозяйства перерастают в кулацкие хозяйства, так как приобретение ими с.-х. машин явно дает им возможность держать бедняцкую часть деревни в некоторой зависимости, а при объединении их в колхоз обвиваемые лишились возможностн извлечения прибылей через имеющиеся у них машины».

На основании ст. 5810 УК суд приговорил каждого из подсудимых к лишению свободы на пять лет со строгой изоляцией. Определением УІСК Иваново-Вознесенского облсуда от 1 декабря 1929 г. этот приговор оставлен в силе.

Рассемотрев это дело в порядке надзора 8 января с. г.. УКК Верхсуда нашла: 1) приговором окрсуда и всеми материалами дела устанавливается, что на собрании всей деревней было постановлено вступить в колхоз. На этом же собрании землеустроитель дал двухнедельный срок, в течение коего нежелающие входить в колхоз могут подавать заявление о выходе из такового: осужденные вместе с другими гражданами, как середняками, так и бедняками, собравшись на другой день, обсуждали вопрос о том. выгодно ли им быть в колхозе, и порешили, что им быть в колхозе невыгодно, так как обработка земли потребует большего применения их тяговой силы при обслуживании колхозников-безлошадников. Тут же был составлен список в 20 хозяев, выходящих из колхоза, и в этот список были включены по инициативе обвиняемых отдельные лица. не бывшие на этом собрании. 2) Все трое осужденных— середняки, и вывод о том, что их хозяйства перерастают в кулацкие, а сами они являются эксплоататорским в деревне элементом, — опровергается не только данными дела, но и материалами, представленными от местных общественных организаций, каковые данные суд первой инстанции совершенно неосновательно отказался проверить в судебном следствии. 3) УКК считает, что как суд первой инстанции, так и областной суд в значительной мере переоценили социальную опасность осужденных, определив им столь суровую меру социальной защиты. Судом не учтено, что разъяснительная кампания, которая является необходимой предпосылкой при вовлечении в колхоз, была проведена в этой деревне весьма недостаточно и вызвала, как видно из дела, ряд сомнений у вступающих. Кроме того, предоставление докладчиком землеустроителем двухдневного срока для размышлений вызвало коллективное обсуждение вопроса о выгодности вступления. Эти обстоятельства надлежало суду, рассматривавшему это дело по существу, учесть. Однако, суд не учел и того, что колхоз уже существует, что никакого подрыва по существу не имело места и что местные сельские организации, знающие хорошо осужденных, ходатайствуя о последних, устанавливают, что осужденные, являясь середняками, никакой вредной агитации против колхоза не вели. 4) Вместе с тем, все же то обстоятельство, что осужденные, являясь активными участниками этого собрания внесли отдельные фамилии лиц, не бывших на собрании, в список о выходе из колхоза, требует применения известных мер воздействия воспитательного характера. Поэтому, находя, что в данном случае должна быть применена ст. 90 УК УКК Верхсуда определила: приговор нарсуда и определение облсуда оставить в силе, квалифицировать деяние всех осужденных по ст. 90 УК. Мерой соцзащиты в отношении каждого из них определить общественное порицание, отменив меру соцзащиты, определенную судом первой инстанции.

Судебная практика РСФСР
Судебная практика РСФСР


Просмотров: 6311

Источник: Судебная практика РСФСР, N2 за 1930-й год.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X