Записка Андропова в ЦК КПСС о выезде Елены Боннэр за границу

Секретно

экз. 2

ЦК КПСС



18 июля 1975 г. О выезде Боннэр Е.Г. за границу

1899-А



Начиная с 1973 года академик Сахаров постоянно ставит вопрос о возможности выезда его жены - Боннэр Е.Г. в Италию для лечения в частном порядке.
Указанные заявления Сахарова неоднократно рассматривались в инстанциях, где принимались решения отказать Сахарову в его просьбе, поскольку в Советском Союзе имеются, по заявлению Министерства здравоохранения СССР, все необходимые условия для успешного излечения его супруги. Имелось в виду также, что Боннэр, выехав за границу, станет впоследствии добиваться под предлогом соединения семьи выезда из СССР и академика Сахарова, чего нельзя допустить, так как он является носителем важных военных и государственных секретов. Во всех случаях отказа академику Сахарову заявлялось, что если в процессе лечения супруги выяснится необходимость привлечения иностранных специалистов, то это будет незамедлительно сделано.
Несмотря на такое благоприятное к нему отношение, Сахаров продолжает настаивать на своем, заявляя, что выезд его жены за границу носит для него не только лечебный, но и престижный характер.
18 июля Боннэр в очередной раз обратилась с просьбой выдать ей разрешение для выезда в Италию. Поскольку ей снова было отказано, академик Сахаров, как стало известно из оперативных данных, подготовил письмо в ЦК КПСС, Верховный Совет СССР, Совет Министров и в Президиум Академии наук СССР, в котором пишет, что его жена не может проходить курс лечения в Советском Союзе, так как этому будто бы мешают органы госбезопасности. Посему он, Сахаров, вновь настаивает на выдаче разрешения его жене - Боннэр Е.Г. выехать для лечения за границу.

В этом же письме академик Сахаров заявляет, что если и на этот раз его просьба не будет удовлетворена, то в день встречи глав государств в Хельсинки он объявит о своем отказе от званий трижды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственной премий и от всех других правительственных наград.
В беседе с женой Сахаров заявил также, что он склоняется к мысли о самосожжении.
Комитет государственной безопасности считает все поведение Сахарова в этом вопросе явно провокационным, рассчитанным на то, чтобы оказать давление на решение его вопроса с помощью мировой общественности или нанести ущерб престижу Советского государства накануне европейского совещания.
Можно предположить, что после такого его заявления последуют обращения к руководству Советского государства в поддержку позиции Сахарова. При этом не исключены и обращения некоторых коммунистических партий, в частности итальянской.
В связи с вышеизложенным считали бы целесообразным еще до получения указанного заявления академика Сахарова вызвать Боннэр в ОВИР и объявить о разрешении выехать в Италию в установленном порядке. При этом сделать ей официальное заявление, что она не должна рассчитывать на то, что ее мужу, академику Сахарову, будет разрешен выезд за границу, поскольку он является носителем важных военных и государственных секретов. С МИД СССР (тов.Громыко А.А. согласовано).
Указанный шаг, по нашему мнению, не позволил бы Сахарову выступать с политическими спекуляциями накануне европейского совещания.
Предложения относительно самого Сахарова в связи с его антисоветским поведением будут доложены позднее.

Просим рассмотреть.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ


АНДРОПОВ
---

16 августа Е.Г. Боннэр получила разрешение на поездку за рубеж и выехала в Италию для лечения глаз.

В октябре 1975 Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира с формулировкой "За бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между людьми и мужественную борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства". Премию получила его жена, продолжавшая лечение за границей. Боннэр огласила собравшимся речь Сахарова, в которой содержался призыв к «истинной разрядке и подлинному разоружению», к «всеобщей политической амнистии в мире» и «освобождению всех узников совести повсеместно». На следующий день Боннэр прочитала Нобелевскую лекцию мужа «Мир, прогресс, права человека», в которой Сахаров доказывал, что эти три цели «неразрывно связаны одна с другой», требовал «свободы совести, существования информированного общественного мнения, плюрализма в системе образования, свободы печати и доступа к источникам информации», а также выдвинул предложения по достижению разрядки и разоружения.

В дальнейшем Елене Боннер неоднократно - в 1977, 1979 и 1985–1986 годах - удавалось выезжать за границу и возвращаться обратно.


Просмотров: 5338



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X