Если завтра война – советские фильмы тридцатых годов о будущей войне

«Мы войны не хотим, но себя защитим. Оборону крепим мы недаром. И на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом». Это слова из песни «Если завтра война», прозвучавшей в одноименном фильме. Этот фильм вышел на экраны в 1938 году. В том, что завтра будет война, в 1938 году в Советском Союзе никто не сомневался. Впрочем, в этом никто не сомневался и раньше. В марте 1938 года к Германии была присоединена Австрия, в том же 38-ом году пришел черед Судетской области Чехословакии. Так что, нет ничего удивительного в том, что в нашей стране именно в 1938 году стали снимать фильмы о будущей войне. Увы, неизбежной.

Кстати, не мы одни снимали фильмы о будущих войнах с вероятным противником – например, в США в годы холодной войны снимали фильмы о войне с Советским Союзом. Но они разительно отличались от старых советских фильмов про будущую войну с Германией. Американские фильмы воспевают подвиги … американских подпольщиков и партизан. В этих фильмах Америка оккупирована коварными кровожадными русскими коммунистами. Например, в 1987 году на канале АВС вышел сериал Amerika (буква “c” в этом слове была заменена “k”, чтобы зрителям было сразу понятно, что речь идет о страшной альтернативной истории). В классическом фильме Джона Милиуса «Красный Рассвет» (1984) школьники в оккупированном Колорадо уходят в партизаны и называют свой отряд в честь своей школьной футбольной команды.

Разумеется, представить себе советский фильм тридцатых годов, в котором немцы дошли до Москвы, берегов Волги и предгорий Кавказа, довольно проблематично. Таких фильмов не было, и быть не могло по определению. На нас вероломно напали, а далее – «на вражьей земле, мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом». Таков, в двух словах, сюжет всех советских фильмов о будущей войне. Одним словом, «броня крепка и танки наши быстры», «чужой земли мы не хотим не пяди, но и своей вершка не отдадим». Молодая Страна Советов только что создала собственную военную промышленность, новые заводы выпускали вполне конкурентоспособные образцы военной техники. Причем речь шла не об опытных образцах, а о серийной продукции. Вернее крупносерийной. И это был более чем законный повод для гордости.

Если американцы в своих военных «ужастиках» честно называли Советский Союз Советским Союзом, то в наших фильмах тридцатых годов враг, по каким-то причинам, остается безымянным. Но, при этом легко узнаваемым. В одних фильмах враги даже говорят по-немецки. В других – говорят по-русски, но национальная принадлежность все равно легко угадывается.

Другая странность этих фильмов – почти везде и у нас и неназванного, но легко узнаваемого, агрессора есть общая граница. Фильмы выходили на экраны в 1938-39 годах, когда общей границы между нами и Германией еще не было (когда эта граница появилась, такие фильмы по вполне понятным причинам снимать перестали). Но, с другой стороны, было ясно, что с плацдармами для нападения на нашу страну Гитлер проблему, так или иначе, решит.

Но давайте поговорим об этих фильмах поподробнее.

Если завтра война (1938, Мосфильм, режиссер Е. И. Дзиган)



Самый известный фильм из этой серии. В годы перестройки над фильмом не издевался только ленивый. Правда, сам фильм, к тому времени, помнили только люди старшего поколения. В кинотеатрах или по телевизору его не показывали (по Центральному Телевидению изредка в некоторых передачах показывали отрывки и сопровождали их язвительными комментариями) Но, у всех на слуху была классическая песня на слова Лебедева-Кумача. Слова из нее я недавно процитировал. Издевались, разумеется, по поводу строки песни про «и на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом». И действительно, мы врага разгромили на вражьей земле, но, увы, совсем не малой кровью.

Справедливости ради, следует признать, что фильм художественными достоинствами не блещет. Но «Если завтра война» и не претендует на какие-то художественные достоинства. У этой картины есть подзаголовок «батальный фильм на хроникальной основе». Какие тут могут быть претензии у кинокритиков? Сюжета в привычном понимании слова в фильме почти нет. Зато есть масштабные съемки, сделанные на маневрах. Правда, для съемок фильма пришлось нарисовать свастики финского образца на стареньких (по состоянию на 1938 год) танках МС-1, а солдатам, изображающим противника, выдать старые каски (скопированные с французской «адриановской» времен Первой мировой). Немцы, хоть и говорят на немецком, на привычных «киношных» немцев не похожи. Но, зрителю тех лет моментально становилось ясно – кто есть кто. Подобие сюжета в фильме укладывается в одну фразу – на нас напали и горько об этом пожалели: «полетит самолет, застрочит пулемет, загрохочут могучие танки. И линкоры пойдут, и пехота пойдет и помчаться лихие тачанки». Даже вероломное применение химического оружия не может спасти противника от закономерного и неизбежного разгрома. Особенно с учетом того, что в тылу у противника начинается революция.


Танкисты (1939, Ленфильм, режиссеры Зиновий Драпкин, Роберт Майман)



Этот фильм можно назвать танковым кино-гимном. Странно даже, что в нем не звучит знаменитая песня про «броня крепка и танки наши быстры» (наверное, это произошло потому, что эта песня звучит в другом фильме, иных объяснений быть не может). В кадре можно увидеть почти все танки, состоявшие на вооружении РККА в 1939 году. По каким-то причинам в кадре нет пятибашенного гиганта Т-35, но зато в кадр попали трехбашенные средние танки Т-28. На фотографиях они выглядят громоздкими и неуклюжими, но на самом деле, это были довольно быстрые и маневренные машины, в чем можно легко убедиться, посмотрев этот фильм.

Сюжет в этом фильме есть. Простой сюжет. Условный противник (как всегда, легко узнаваемый) планирует нанести авиационный удар по городу Красноармейск. Красной Армии не останется ничего другого, как нанести танковый удар по городу Энсбург. Но подходы с флангов к этому городу прикрывают – с одной стороны непролазные болота, с другой – река с крутыми, почти отвесными, склонами на берегах. У русских есть только один путь – лобовая атака. А в этом случае они неизбежно попадут в огневой мешок, умело подготовленный генералом Бюллером и будут поголовно уничтожены. Но коварный Бюллер не знал, с кем связался – для советских танков любая местность становится танкодоступной. «Красные» наносят удар с фланга, спустив свои танки на тросах с отвесного склона и форсировав реку, считающуюся непроходимой для танков. Да и лобовая атака тоже возымела эффект. В финале фильма плененный генерал Бюллер задает советским танкистам вопрос – как вы преодолели отвесный склон, ведь танки не летают. На что получает ответ – ели надо, СОВЕТСКИЕ танки летают.

Фильм настоятельно рекомендуется всем тем любителям советской бронетехники, кого утомили Т-34-85 в кино в роли всех советских танков времен без исключения. Где вы еще увидите спуск Т-26 на тросах по отвесному склону или массированную атаку Т-28?

Глубокий Рейд (1938, Мостехфильм, режиссер Петр Малахов)



Автором сценария этого фильма стал известный в то время писатель-фантаст Николай Шпанов. Многие не слишком добросовестные историки кино именуют этот фильм экранизацией романа Шпанова «Первый удар». Нет, «Глубокий Рейд» и «Первый Удар» - вещи разные. Хотя, и там и там речь идет о решающей роли авиации в будущей войне.

Шпанов, судя по всему, был приверженцем популярной в тридцатые годы доктрины Дуэ. Итальянский военный теоретик Джулио Дуэ (1869-1930) еще в 1921 году издал книгу «Господство в воздухе». На страницах этой книги он доказывал, что войну можно выиграть при помощи одних лишь тяжелых бомбардировщиков. Города противника будут разрушены ударами с воздуха, моральный дух населения будет сломлен, останется только принять капитуляцию, а на долю сухопутной армии Дуэ отводил только бескровную оккупацию территории сдавшегося врага. И у Дуэ нашлось немало сторонников во всех промышленно развитых странах мира. Увы, наша страна не была исключением из этого правила.

Почему увы? Да потому только, что доктрина Дуэ в годы Второй мировой доказала свою полную нежизнеспособность. Англичане с американцами построили почти 40 000 (сорок тысяч) тяжелых стратегических бомбардировщиков, сровняли с землей такие немецкие города как Гамбург и Дрезден, но немцы все равно капитулировали только после того как сухопутная Красная Армия взяла Берлин и освободила Прагу.

Но, вернемся к «Глубокому Рейду». Мы видим здесь доктрину Дуэ в действии. В главной роли – тяжелые четырехмоторные бомбардировщики ТБ-3. На момент выхода фильма эти бомбовозы уже устарели, но в кадре армады этих очень больших самолетов смотрятся эффектно. Про сюжет можно не говорить – на нас напали и в воздух поднялись эскадрильи ТБ-3 со всеми отсюда вытекающими последствиями.

Находкой создателей фильма можно назвать подземные (!) вражеские аэродромы – что-то вроде современных ракетных шахт, но гигантских размеров. Превосходные макетные съемки!

Кстати, скорее всего, «Глубокий Рейд» первоначально был учебным фильмом для экипажей ТБ-3. Об этом говорят, например, анимированные схемы и название студии - Мостехфильм. Студии, в названии которых присутствовало сокращение «тех» - технический, занимались в то время изготовлением учебных фильмов, как для армии, так и для вполне гражданских школ и ВУЗов.


Эскадрилья номер 5 (Киевская к/ст. 1939, режиссер Абрам Роом)



И снова авиация. И снова вражеские подземные аэродромы. Главные герои, на сей раз, другие – бомбардировщики СБ. Игровых сцен и сюжета в этом фильме больше. На нас, разумеется, напали. Разумеется, в воздух поднялись наши бомберы. Но один самолет был сбит. Два летчика, хорошо знающие немецкий, облачившись в немецкую форму, проникают в подземный укрепрайон врага. Добираются до рации и сообщают командованию точные координаты стратегически важного объекта. Есть в этом фильме и немецкие антифашисты, без которых герои не смогли бы справиться со своей задачей.

Смеяться над перечисленными выше фильмами могут только неисправимые либералы. К тому же, оптимистами были не мы одни. Польских фильмов о будущей войне я не видел, но польский Генштаб на полном серьезе планировал увеличить территорию своей страны за счет поверженной Германии. И сколько продержалась Польша? Французы снимали пропагандистские фильмы о несокрушимости линии Мажино. И сколько продержались французы? Пожалуй дальше всех зашли финны. Фильмов они не снимали. Они пели песни. Про Великую Финляндию до Урала. И что, Свердловск стал финским городом?

Так что, давайте не будем придираться к этим фильмам. Наивными оптимистами были не только мы. Но мы стали победителями в той войне.


Просмотров: 12941



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X