Описание будущей войны в "Технике-Молодёжи", 1935 г.

16 марта 1935 года в Германии был принят закон о всеобщей воинской повинности. Всем стало понятно, что война не за горами. Однако какой будет эта война? Свой ответ на этот вопрос попытался дать О. Будневич в своей статье "Будущая война" в сдвоенном номере за июль-август того же 1935 года.

Оригинал сканов статьи вы можете найти в ЖЖ vehrwolf.

--
Мировая империалистическая война, поглотившая колоссальное количество технических средств, унёсшая десятки миллионов человеческих жизней, все же не дала удовлетворения победителям, не говоря уже о побеждённых. Продлившись в течение ряда лет, она стоила невероятных материальных затрат, подорвала народное хозяйство почти на всем земном шаре и закончилась революцией в одних странах и возросшей угрозой революции о других. Эти непредвиденные буржуазией итоги войны произвели резкий переворот во взглядах военных специалистов на роль техники в будущей войне. В стремлении отвести опасность угрожающего возмущения масс буржуазная военная мысль жадно изыскивает новые средства борьбы, придумывает способы ведения войны, которые дали бы молниеносную победу без вооружения широких народных масс. Так родилась одновременно в нескольких странах теория небольшой, но надежной в классовом отношении армии.
Техника достигла за последние десятилетия изумительных, совершенно фантастических успехов. По мнению ряда буржуазных военных специалистов, это открывает возможность посредством механизации и моторизации сделать даже небольшую армию настолько маневренной и боеспособной, что она сможет сравнительно быстро одержать победу над армией, значительно большей количественно, но менее оснащенной технически.
Так называемая молниеносность победы приобретала во всех этих теориях самостоятельное и очень важное значение. Теоретики будущей войны прекрасно учитывали, что в условиях длительной войны в широких массах гораздо интенсивнее нарастают настроения протеста, переходящие в конце концов в открытое возмущение. Именно поэтому быстрота победы является одним из краеугольных камней всех новейших буржуазных военных теорий.
Еще задолго до империалистической войны немецкий военный писатель фон дер-Гольц, обосновав неизбежность «вооружения народа», мечтал о том времени, когда роль миллионных армий сойдёт на-нет. Многие буржуазные военные специалисты издавна с опаской смотрели на рост численности армий и предвидели, что такие армии невозможно будет удержать в повиновении.


Фронт прорван силой огня и удара. Пехота при поддержка танков прорывает линии проволочных заграждений и обрушивается на врага


Бой на море. Броненосные гиганты — мощные, живучие артиллерийские корабли — открыли ураганный огонь. Громовые залпы многочисленных орудий следуют один за другим

В конце империалистической войны оправдалось гениальное пророчество Энгельса о грядущей всемирной войне, о том, что наступит «крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны».
Вскоре после окончания империалистической бойни в разных буржуазных странах получили развитие теории «малых армий», причем каждый из «теоретиков» отдавал предпочтение одному какому-нибудь виду оружия. Так, итальянец Дуэ предлагал в качестве универсального средства борьбы самолет, англичанин Фуллер — танк, другие специалисты — химические боевые средства (отравляющие вещества). Появились даже учения о возможности быстро победить, используя как средство войны бактериологическое оружие. Эффект внезапности нападения должен был решительным образом усилить действие боевых средств.
Вот что писал Дуэ о воздушной войне, применяющей также и химические средства: «Это будет жестоко, бесчеловечно, некультурно, но это будет. Повторяю — сегодня, завтра или через двадцать лет. Если возникнет необходимость, то никто не откажется от применения самых ужасных средств поражения, какими бы жестокими, бесчеловечными и некультурными они ни казались. До сих пор противники прикрывались броней и наносили бешеные удары... Теперь не то. Броня утратила свою защитную способность; она больше не защищает сердца, которое воздушное оружие может пронзить, а химическое — парализовать».

Но теория Дуэ предусматривала все же сохранение, хоть и в ограниченных размерах, сухопутных и морских сил. тогда как английский лейборист Кенворти шел еще дальше.
Кенворти предлагал покончить с устаревшими видами вооружения (линейные корабли, крейсера, танки, тяжёлая артиллерия, конница и пехота) и не «бросать на ветер» денег на их создание. «Если снова разразится война, — писал Кенворти, — она будет выиграна или проиграна в результате борьбы в воздухе, господствующей над морем и сушей... Государство, которое превратит все наземные и подводные силы в воздушные, станет непобедимым и, если захочет, вероятно, сможет завоевать территории своих соседей».
Англичанин Фуллер и его сторонники, в частности в США, выдвинули теорию полнейшей механизации армии. Фуллер убеждён, что побеждать будут небольшие профессиональные механизированные армии, а воинская повинность будет служить только для того, чтобы организовать милиционные войска для последующей охраны занятой армией территории.
Быструю победу, по мнению некоторых химиков, могут дать химические средства войны, применяемые наземной армией и особенно авиацией. Американские специалисты (Моспрэт, Харт, Кенон и др.) единодушно заявляют, что «химия» может опустошить огромные территории, города и другие центры, погубить миллионы человеческих жизней. Любопытно, что во всех этих высказываниях трудно уловить, где кончаются предостережения или протесты против применения химических средств и где начинаются их восхваления.
Наибольшую популярность завоевала себе книга германского генерала фон Секта «Мысли солдата», в которой автор со всей решительностью поставил вопрос о численности армии. По мнению фон Секта, уроки мировой войны обязывают положить конец «неистовству численности», так как огромные массы вооруженных людей, мало подвижные, а полому неспособные к маневрированию, будто бы непригодны для ведения войны. На самом деле под «неистовством численности» фон Сект подразумевал, конечно, угрозы возмущения массовой армии против буржуазии, и об этом он с достаточной прямотой говорит в другом месте своей книги. Фон Сект приходит к выводу, что с течением времени первостепенную роль в решении военных конфликтов будут играть небольшие по размеру армии. Победа будет на стороне прекрасно обученной, легко подвижной и, следовательно, небольшой армии. Ее боеспособность повышается, во-первых, благодаря содействию авиации, а во-вторых, напряжением всех жизненных сил «народа», под которым подразумевается милитаризация страны.
Все эти теории легкой и быстрой победы, которой, якобы, можно достигнуть, не прибегая к мобилизации массовых армий, в процессе подготовки к новым империалистическим войнам потерпели жестокое поражение.
В настоящее время все армии крупных капиталистических стран, как правило, снабжены в той или иной степени всеми видами военной техники и подготовляют самые разнообразные средства нападения и защиты. Более слабые страны ищут себе союзников.
Образуются группировки государств, в арсеналах которых можно найти все средства борьбы. Будущая война вряд ли даст какой-нибудь из сторон молниеносную победу применением только технических средств при небольшой армии. Но это ни в какой мере не снижает огромного значения техники в будущей войне.
Современный период подготовки к новым войнам, период предвоенный, как его уже откровенно называет буржуазная пресса, дал новый невиданный импульс развитию всех видов военной техники, которая будет использована в боевых действиях приближающегося второго тура войн и революций.


Линкор... Полный ход... Скорость пятьдесят четыре километра. И вдруг... бортовой залп — одновременный удар четырнадцати орудий

Буржуазные военные писатели указывают, что от способностей и знаний инженеров мирного времени зависит уровень материальной части, т. е. техники, которая будет применена в военных действиях. Это значит: чем выше изобретательность специалистов, чем лучше организована промышленность в мирное время, чем выше качество продукции, с тем более эффективной техникой выступит армия в будущей войне.
Какая военная техника найдет применение в будущей войне, какие реальные изменения сможет внести буржуазия в способы ведения войны, какой эффект будет иметь использование обширных людских масс и применение различных видов военной техники?

Все эти вопросы невозможно охватить даже с относительной полнотой, не касаясь .вопросов организации вооруженных сил, системы командования, стратегии и тактики войны. Здесь мы можем коснуться всех этих вопросов лишь в самых общих чертах.
Вооружение сухопутной армии подверглось за последние годы коренным изменениям. Правда, взгляды Дуэ, Фуллера и других сторонников «малых армий» потерпели крах, но тем не менее все буржуазные государства, не будучи в состоянии отказаться от массовых армий, вынуждены все больше и больше «уважать» военную технику, изыскивать все новые и новые средства нападения и противодействия. Решительно преодолена рутина и косность некоторых генеральных штабов, застывших в старых представлениях о способах ведения войны. Всюду господствует лозунг «численность, умноженная на технику». Французская армия, приученная к методам позиционной войны с ее колоссальной артиллерийской техникой и малоподвижными танками, с сравнительно слабым участием авиации, в настоящее время перестраивает свою организацию, разрабатывает новую тактику и повышает техническое оснащение армии. Французский писатель Аллео, раньше выступавший против чрезмерной механизации армии и допускавший лишь моторизацию ее, недавно пересмотрел свое мнение.
По мнению Аллео, наряду с формированием боевых соединений «вооруженного народа» необходимо иметь высококачественные средства маневра и удара. Эти средства должны включать главным образом механизированные силы, равно необходимые как для обороны, так и для нападения. Со всех точек зрения — стратегии, тактики, разведки, охранения, наступательного маневра, оборонительного маневра, ведения и развития сражения — механизированные силы должны иметь решающие влияния на успех операции. Важнейшая проблема сочетания движения и огня может быть решена только при условии, если «боец первой линии» будет полностью обеспечен всем, что необходимо для ведения боя — средствами движения, огня и удара. А это может быть достигнуто только созданием мото-механизированной части. Это не значит, конечно, что нужно всю армию превратить в мото-механизированные войска. По предположениям Аллео, Франции нужно 6—8 линейных механизированных дивизий. Эти дивизии могут оставаться в резерве главного командования и в случае надобности оказывать помощь отдельным маневренным армиям. В отдельных случаях такие дивизии могут получать самостоятельные задачи охвата, нападения на пути сообщения и тыл неприятеля и т. Д.
Линейная механизированная дивизия должна иметь в своем составе эшелон разведки, охранения и переправы, эшелон атаки, эшелон очистки и сохранения местности, службы и обозы, разведывательную авиацию.
Кроме того, группа нескольких линейных механизированных дивизий будет располагать частями авиации из резерва главного командования.
Всего боевые эшелоны (разведки, атаки, очистки) в одной линейной дивизии будут иметь до 250 боевых машин. Длина дивизионной колонны в движении по одной дороге достигнет 12 тыс. метров, а без 2 батальонов пехоты —10 тыс. метров. Это сравнительно небольшая длина для подвижного соединения, обладающего мощной ударной силой.
Наряду с линейными механизированными дивизиями необходимы легкие механизированные дивизии, предназначенные для помощи первым. Такая дивизия должна состоять из двух эшелонов: эшелона разведки и эшелона боя, и, кроме того, должна иметь в своем составе одну авиаэскадрилью разведки и противовоздушные орудия.

Чтобы добиться успеха, техника мото-механизированных войск должна сохраняться в превосходном состоянии, машины должны работать в бою четко и безотказно, все службы должны действовать безукоризненно. Управление должно быть продумано до мельчайших деталей. Даже самые мелкие недостатки отдельного механизма могут болезненно сказаться на выполнении задания боевой единицы в целом. На войне это означает не только не достигнуть победы, но понести поражение по собственной вине.
Мото-механизированные войска должны уметь драться в самых разнообразных условиях местности и боевой обстановки. Им могут быть даны самые сложные задачи, требующие умелого сочетания ударной мощи и быстроты действий.


Война будущего — война машинами. Вот сложнейшая механизированная установка артиллерийского гиганта. Момент выстрела по далекой, невидимой цели

Однако было бы неверно думать, что механизированной станет вся наземная армия.
Наряду с десятком механизированных дивизий будут существовать десятки, а в масштабе коалиции государств и более сотни пехотных (стрелковых) дивизий. Эти дивизии растянутся на огромные фронты протяжением в сотни километров, создавая кулаки ударных армий для прорыва фронта противника, для охвата и обхода его флангов, для удара по путям сообщения, тылам и т. Д. Наступление на решающем участке будет вестись массой живой силы, оснащенной мощным вооружением и разнообразной техникой, дающей возможность наносить решающий удар во всю глубину расположения противника. На других участках фронта другие дивизии будут это время оборонять занятую ими территорию, обеспечивая успех маневра главной ударной массы, отражая наступательные действия противника, также используя при этом все средства техники — автоматическое оружие, артиллерию, химию, укрепления и др.
В операциях пехотных соединений одна из основных трудностей состоит в сочетании быстрого продвижения пехоты с длительной поддержкой артиллерийского огня. Во время империалистической войны эта трудность не была преодолена, артиллерия всей своей массой не могла поспеть за пехотой; кроме того, в составе пехотных частей не было или было слишком мало артиллерии. Плановое взаимодействие между пехотой и артиллерией достигалось при вклинении лишь на небольшую глубину в оборонительную полосу противника. Поэтому войска, уже прорвав укреплённую полосу противника, но лишенные вскоре поддержки артиллерии, оказывались в очень затруднительном положении. В 1917—1918 гг. , когда в дело были впервые пущены в большом количестве танки, они не могли дать достаточно решительного эффекта в смысле быстрого продвижения вперед, так как их подвижность, способность к наблюдению и преодолению препятствий была ничтожна. Они сами нуждались в поддержке артиллерии.


Город под угрозой удара с воздуха. Город мертвеет, подступы к нему охраняют зенитчики и истребители. Густые облака искусственного тумана заволакивают заводы, площади, улицы, здания

Немалую роль играли здесь и недостатки боевой подготовки и управления войск.
Достигнутые при помощи танков прорывы фронта неприятеля были незначительны 'по своей глубине и сравнительно легко ликвидировались посредством противотанкового оружия, в качестве которого в германской армии использовались обыкновенные полевые пушки, а также специальные крупнокалиберные пулеметы — 13- и больше миллиметрового калибра. Помимо этого, для противодействия танкам использовались бетонные сооружения, затопление, минные полосы и другие ловушки и препятствия.

В будущей войне проблема взаимодействия между пехотой и артиллерией при наступлении будет решаться включением артиллерии в пехотные части, тактическим членением артиллерийских частей на группы поддержки разной глубины. Но все эти мероприятия могут дать эффект только при условии дальнейшей технической реконструкции материальной части артиллерии.
Эта реконструкция осуществляется сейчас в артиллерии всех армий. Орудия должны быть очень подвижны. Для этого используется механическая тяга; поворотливость механизмов арторудий должна быть такой, чтобы возможен был максимальный горизонтальный и вертикальный обстрел, быстро поражающий появляющиеся цели. Но самая лучшая л подвижная артиллерия без необходимой броневой защиты не сможет успешно действовать в среде сильного неприятельского огня.
Отсюда возникла идея танка, вооруженного пушкой. Такому танку будет отведена важная роль в той полосе действий, куда не сможет достаточно безопасно проникнуть артиллерия, не защищенная броней.
Таким образом танки найдут применение и в непосредственном взаимодействии с наступающей пехотой, а также — с более подвижной конницей. Как и артиллерия, танковые части будут тактически расчленяться на группы поддержки с различной способностью проникновения в глубину обороны и в тыл противника.

Оснащения мощной техникой (автоматическое оружие, артиллерия, бронемашины, химия, связь, дорожное, перевозочное и другое инженерное имущество) требует не только пехота, но и более подвижная и более уязвимая конница.
Пехота реорганизуется таким образом, чтобы в момент наступления возможно было успешное сочетание движения и огня.
Конница (ее служба и вспомогательные части) будет не только моторизована, но может быть и механизирована: ее соединения могут получить в помощь бронетанковые части.
Кроме пехотных, кавалерийских и механизированных (авиабронетанковых) соединений, необходимо предусмотреть организацию войск для защиты тыла и путей сообщения.
Против рейдов механизированных войск придётся использовать резервы фронта или армии, а против воздушных десантов—подвижные моторизированные или механизированные отряды всех родов войск, расположенные в узловых центрах сообщения. Кроме того, необходимо располагать специальными соединениями войск охраны тыла, состоящими из пулеметных и пехотных частей.
Таким образом на Полях сражений будут «работать» в большом количестве машины, управляемые живыми людьми, из которых будут состоять массовые армии.
В последнее время фашистской теории «малых армий» нанесен последний решающий удар: в фашистской Германии создана массовая армия. Игнорируя теорию своего крупнейшего специалиста фон-Секта и не считаясь с его предостережениями, германский фашизм сформировал не малую профессиональную, а массовую армию, набираемую на основе всеобщей воинской повинности. Фашистская
Германия намеревается пустить в дело не малую и безотказно действующую, а массовую армию, армию, состоящую не только из сынков имущих классов и фашистских головорезов, но также из масс рабочих и крестьян.
Но, создавая такие массовые армии, фашизм, разумеется, не отказался от мысли использовать всю мощь современной техники — сухопутной, воздушной и морской, добиться этими средствами молниеносной сокрушительной победы. Этой цели должны служить новые технические средства нападения, самые агрессивные, таящие в себе колоссальную мощь внезапного удара.
Одним из таких средств являются воздушные силы, которые уже в войне 1914—1918 гг. сыграли большую роль в области разведки, наблюдения за Полем боя, истребления неприятельской авиации, а также—в то время еще, правда, незначительную — как средство разрушения жизненных центров противника.
Рост авиации и вызвал тогда появление усовершенствованных средств ПВО.





В будущем значение воздушной войны, безусловно, резко возрастёт и примет невиданные размеры. Теория воздушной войны Дуэ, как мы видели, проповедовала возможность полной и быстрой победы с помощью только авиации. Эта теория была оставлена в наследство итальянскому генеральному штабу, но нашла приверженцев и в других буржуазных странах. Дуэ считал решающим для победы удар мощной бомбардировочной авиации по жизненным центрам страны противника. Другие виды вооруженных сил играют при этом второстепенную роль. Для достижения этой цели необходимо пожертвовать не только развитием других родов войск, но и других видов авиации, кроме бомбардировочной, которая, по мнению Дуэ, является самым эффективным средством нападения, разрушения, устрашения ...
Вот как описывает исход трехдневных операций воздушного флота против Франции немецкий писатель Гельдерс в нашумевшем романе «Воздушная война 1936 г. Разрушение Парижа»:

«Под страшной угрозой бомбовых атак французскому правительству оставалось лишь одно—любой ценой заключить мир. В промышленных районах Северной Франции, Бельгии, Лотарингии началось восстание рабочих. Власть постепенно ускользала из рук правительства. На армию и флот нельзя было положиться. К чему нужен весь сложныи военный механизм: танки, подводные лодки, линейные корабли, тяжёлые орудия, когда изменят люди? _ После капитуляции десантной армии у Портланда, после поражения флота в Ламанше и Средиземном море не оставалось никакой надежды на победу. Воина проиграна, и надо было спасаться от внутреннего врага. Промедление должно было окончиться для Франции катастрофой.
Еще 12 июля вечером французский и бельгийский посланники в Гааге передали британскому правительству просьбу о немедленном заключении перемирия. Оно было подписано в Лондоне в 12 час. 13 июля. Условия его:
передача Англии мандатной территории в Сирии, передача Италии Ниццы, Туниса и Корсики, побережья Далмации до Рагузы, выдача югославских военных кораблей и восстановление Венгрии в границах 1914 г.
Все условия были Францией приняты».

Скоротечная война, оканчивающаяся быстрой победой воздушных сил, возможна лишь в исключительных случаях нападения на плохо вооруженного и неустойчивого противника, не обладающего достаточно сильными средствами противовоздушной обороны, в том числе авиацией. В нормальных условиях одни только воздушные силы не могут обеспечить победы. Тем не менее нужно всегда считаться с тем, что смелые действия мощной авиации могут нанести неисчислимый вред тылу неприятеля. В результате безнаказанного смелого рейда могут быть разрушены заводы, склады, пути сообщений, аэродромы. Налеты авиации, применяющей фугасные, зажигательные и аэрохимические бомбы, могут, наконец, отразиться самым гибельным образом на подготовке и проведения операций наземных армий.
В операциях наземных сил авиация играет важную роль как средство воздушной разведки, связи, управления артиллерийским огнем. Истребительная авиация — незаменимое средство борьбы с авиацией противника и, следовательно, имеет важнейшее значение
для охраны своих наземных сил с воздуха, особенно в моменты их сосредоточения.
Транспортная авиация может быть использована как средство воздушного транспорта и воздушных десантов, высаживаемых в тылу у противника. Штурмовая авиация, выполняющая на небольшой высоте «бреющие полеты», атакует пулеметным огнем и бомбами живые силы противника. Наконец, бомбардировочная авиация, доля которой в воздушных силах каждой армии все больше растет, является мощным средством разрушения прифронтовой полосы, самого фронта, а также тыла, которым в сущности является вся страна, питающая вооруженные силы. Используя химические средства, бомбардировочная авиация превращается в грозное орудие борьбы, которое может придать развязываемой империалистами войне исключительно ожесточенный характер.
Для выполнения всех этих задач в крупных странах капитализма создаются сотни и тысячи, а в военное время будут строиться десятки тысяч самолетов и моторов. Для приведения в действие воздушной техники обучаются десятки тысяч специалистов воздушного флота: пилотов, мотористов, бомбардиров, пулеметчиков, радио-телеграфистов, фотографов, парашютистов, планеристов.

Воздушные силы в современных условиях оказывают огромное влияние на ведение не только наземных, но и морских операций.
Так же, как и на земле, они являются мощным, незаменимым средством разведки, охранения, защиты и поражения морских сил.
Что касается морской техники, то нужно сказать, что наряду с некоторым сокращением числа самых крупных (свыше 35 тыс. тонн) линкоров и с приостановкой их строительства происходит безудержное развитие легких сил флота (крейсера, эсминцы, подводные лодки и др.). Все эти виды судов строятся на основе новейших изобретений в области техники, металлического кораблестроения, энергетики, морской артиллерии, средств ПВО, химии, радиосвязи и пр. Эти же изобретения применяются в целях модернизации построенных раньше кораблей, которые могут быть еще обновлены. Учитывается опыт подводных и минных операций прошедшей войны, чтобы в будущем вести эти операции в еще более грандиозных размерах. Так же, как наземные и воздушные, морские силы все больше и больше требуют полноценных специалистов различных отраслей техники. Будущие операции на морях — это преимущественно длительные, кропотливые операции по охранению своих берегов при помощи легких сил флота. Однако это вовсе не исключает возможности морских сражений при участии всех видов морских сил с целью нанесения противнику сосредоточенного комбинированного удара.
Из отраслей невоенной техники, роль которых особенно возрастает в будущей войне, необходимо отметить технику дорожного дела и транспорта. Высокий уровень военного дела вообще и автомобильного транспорта в частности — одно из важнейших условий успешных операций массовых армий и их снабжения. Если в полосе ближнего боя невозможно поддерживать дорожную сеть в нормальном состоянии и приходится применять вездеходный транспорт, то на обширном пространстве фронтового тыла и во всей стране дорожное хозяйство и транспорт должны быть в безукоризненном состоянии.
Без этого невозможны нормальное снабжение вооруженных сил, бесперебойная работа промышленности и функционирование всего народного хозяйства в целом.
Война будущего — это война машинами по преимуществу, машинами всякого вида, типа и назначения, машинами, действующими на земле, в воздухе, на воде и под водой, машинами, служащими средством боя и разрушения.
Уже в прошлой империалистической войне техника служила одним из важнейших условий успеха. В будущей войне ее роль увеличивается еще больше. Новые технические изобретения и колоссальный рост технического оснащения армий и всей страны в целом— это результат ничем не ограниченного соперничества в совершенствовании вооруженных сил, это результат растущего обострения противоречий между странами капитализма и внутри их. В буржуазных странах, в странах фашизма ставка на технику — это ставка на победу без активного участия массовой армии, которые они тем не менее все же вынуждены создавать.
В стране победившего социализма, которой угрожает нападение хищников фашизма, техника служит делу увеличения мощи Красной армии, армии рабочих и крестьян. Мы не боимся «неистовства численности», той «численности», которую мы в случае нападения на нас сумеем использовать достаточно эффективно.
В предвидении грядущей решительной борьбы с капитализмом молодежь нашей великой социалистической родины будет еще упорнее учиться, будет воспитывать в себе бесстрашие и беззаветную преданность партии, будет выковывать те самые овладевшие техникой кадры, которые по сталинскому лозунгу «решают все». Эти кадры — залог победы нашей родины в будущей схватке с фашистскими поджигателями войны.


Просмотров: 9612

Источник: Техника - молодёжи, N7-8, 1935 г.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Роджер 2011-08-20 17:20:32
Прикольная статейка, любопытная я бы сказал. Но вот война машин машинами.... Это как-то сомнительно уже в нашем мире современном,машины кажется уже не на первом плане. Технологии первей всего стали, компьютеры, всякие инновации. Можно нажать на одну кнопку и все - никаких машин нет, ничего не будет, все будет стерто с лица земли. И это страшно. Поэтому изобретения машин, совершенствование техники, прогресс, модернизация - это все хорошо, но на войне серьезной войне это уже не прокатит. Не так что? Так..... так и есть.
X